20:25 

Ундины. Глава четвёртая. Одинокая башня.

Gregoryanna_DiDraker
чувство собственного отстоинства
Начало жутко скучное и занудное, написано во время затяжного депрессняка. Да, я именно оправдываюсь.

История IV



«Одинокая башня»





Не
думаю, что стоит раскрывать абсолютно все подробности того, сколько мне
пришлось выдумывать и врать бабушке, чтобы та, наконец, перестала беспокоиться
и отстала от меня. Как только бабуля открыла дверь, она охнула и прикрыла ладонями
рот, с ужасом рассматривая то чудище, которое стояло на пороге и премило
улыбалось. Вот, испытала на себе значение присказки «родная мать не узнает». Я
сначала даже забеспокоилась, а не случится ли какого приступа у бабушки, когда
она увидит меня в столь неблагоприятном состоянии. В общем, если интересно
узнать, какие отговорки я применяла, дабы отвязаться от бабушки, то вот,
примерно такие: шла; поскользнулась на банановой кожуре; рядом оказалась бочка
с нефтью, что в наших краях, как оказывается, совершенно нормально и бабушка не
стала возражать; а потом кто-то, покурив на балконе, посчитал, что ниже его
достоинства затушить сигарету о пепельницу и кинул тлеющий бычок на улицу, а
тут я иду вся такая в нефти. В общем, гениальнейшее враньё, прямо уж и не
знаешь, к чему придраться. И никого не смутило, что сочетание нефти и тлеющего
бычка могли моментально превратить меня в шашлык. Единственное, что бабушку
насторожило – это мои большие испуганные глаза. Я сказала, что внезапный бычок
стал для меня некоторой неожиданностью. Больше половины этого бреда придумал
Бернт. Думаю, это и без всяких уточнений было ясно.



На
следующий день, не успела я толком даже позавтракать, а Бернт уже пришёл к нам
в дом с целью вытащить меня на улицу, подышать свежим воздухом, чтобы снять
стресс, пережитый мною вчера.



-
Ты бы хоть поесть дал по-человечески. – Ворчала я, завязывая поверх того, что
осталось от моих волос бандану, следуя за Бернтом, который уже, наверняка,
продумал вдоль и поперёк маршрут нашей прогулки. Сначала, как только он
ввалился в дом бабули и позвал меня на выход, я была просто непоколебимо
уверена, что заботливая мать моей матери не выпустит меня. Чёрт бы побрал это
берущееся из ниоткуда бернтово обаяние, которое действует исключительно на мою
бабушку! И как она может так спокойно смотреть на этот широченный оскал, в то
время как меня передёргивает?



-
Ничего страшного, сейчас поешь. Отец тебе в еде точно не откажет. – С
энтузиазмом произнёс Бернт и ускорил и без того широкий шаг, за которым я едва
поспевала.



-
Не поняла, ты что, меня к себе домой тащишь? – Без возмущения, как вы могли
подумать, а с любопытством поинтересовалась я. В общем, поинтересовалась так,
как интересуются все нормальные люди. Этот город на меня определённо плохо
влияет.



-
Ну, а почему бы и нет? Отец всё равно хотел уже давно с тобой поближе
познакомиться. Вы всего парой фраз обменялись и виделись только однажды. Надо
исправлять эту несправедливость! – Весело подвёл итог парень.



-
Ага, вопиющую… Может, всё-таки меня надо было сначала к парикмахеру отвести? А
то твой папаня наверняка меня не узнает, испугается и в состоянии аффекта
пришибёт чем-нибудь тяжёлым… - Буднично сказала я. Бернт явно не понял, где
надо смеяться, и хмуро взглянул на меня.



-
Мой отец и не такое видел… - Таинственно произнёс он.



-
Неужели? Разве на свете есть что-то хуже? – Продолжила я плоско шутить, но,
судя по серьёзному выражению лица Бернта, не в меру удачно. Парень воспринимал
все мои слова на полном серьёзе, что меня несколько удивило, ведь Бернт был
единственным, кто понимал мой местами специфический юмор.



-
Есть, придём, можешь сама у него спросить. – Сурово ответил Бернт, взглянув на
меня, после чего отвернулся и немного прибавил шагу. – Быстрее, он нас уже,
наверное, заждался. – Не оборачиваясь, но своим привычным непринуждённым тоном
произнёс парень, и неприятное чувство какой-то вины начало отступать. Поведение
его парой секунд назад было типичным для обиженного человека, сейчас всё пришло
в норму, но я всё равно не могла понять, что вся эта сцена значила.



-
Заждался? Ощущение, что он там королевский приём заготовил. – Едва поспевая за
Бернтом и на ходу поправляя бандану, произнесла я.



-
Да нет, не в этом дело… Просто ты ему в тот раз понравилась очень. – Усмехнулся
Бернт, я за ним повторила, мысленно молясь, чтобы я не понравилась огромному
папаше Бернта, с элементами звериной внешности, в гастрономическом плане.
Вскоре показался небольшой домик с припаркованным возле него бернтовым
мотоциклом. Подобно дому моей бабушки, жилище Бернта и его отца тоже стояло
немного поодаль, но всё же не прямо на отшибе. Скорее всего, Бернт с семьёй
здесь не так уж и давно поселились, этот дом купили, когда кто-то захотел
покинуть это странное захолустье. Если бы это было не так, то я бы даже в
пятилетнем возрасте запомнила бы если не самого Бернта, то его отца точно.
Такие люди, вызывающие одним только своим видом кучу эмоций не могут остаться
забытыми. Особенно впечатлительным ребёнком, каковым я когда-то была.



-
Бернт, а вы когда сюда приехали? Что-то не припомню я, чтобы где-нибудь могла
вас видеть, например, пятью годами ранее.



Бернт,
быстро посмотрев на меня, отвернулся и, не глядя на меня, произнёс:



-
Мы приехали сюда из соседней деревни три года назад.



Я
удивлённо вскинула брови.



-
В этой чащобе есть и другие деревни? – Этот факт стал для меня настоящим
открытием. Рядом всё это время была целая деревня, и я об этом не знала.
Столько потерянного впустую времени, которое можно было бы потратить, исследуя
соседствующий с нами населённый пункт.



- Была. – С прискорбием в голосе поправил меня
Бернт. – Она ушла под воду. – Коротко объяснил Бернт, прибавил шагу, когда мы
уже были практически у двери, и постучал в неё. Распахнулась та практически
сразу.



-
Бернт? – Зычно сказал отец Бернта и перевёл свой взгляд с сына на меня. – Надо
же, ты привёл Дагмар! Проходи скорее! – Мужчина отошёл с прохода, но я не
спешила внутрь дома. Меня чуть подтолкнул в спину Бернт.



-
Не стесняйся, ты здесь желанная гостья, вспомни сама, сколько времени я у вас
дома пробыл, мне даже неловко. – Улыбнулся он и ещё раз легонько толкнул меня в
спину, побуждая сделать хотя бы один шаг.



«Если
бы в стеснении было дело…» Хотела я уже произнести эти слова, но заметила на
себе внимательный выжидающий взгляд отца Бернта. Это заставило меня с опаской,
на деревянных ногах переступить порог дома.



Дом
изнутри выглядел ещё более уютно, чем дом моей бабули. Невзирая на все старания
старушки, её, а теперь и моя обитель всё равно носит в себе атмосферу некоторой
опустошённости, в конце концов, последние несколько лет бабушка живёт совершенно
одна, а мои редкие визиты не могли наполнить домишко живостью и теплотой. Здесь
же прекрасно видно, что в доме идёт активная жизнь, что здесь проживают
преданные своему месту люди, не позволяющие прийти дому в тихое запустение,
какое бывает в домах, в которых практически не живут банкиры и бизнесмены.
Представители этих профессий живут, скорее, на работе, а не в своих квартирах с
отличным ремонтом, но полным отсутствием всякого намёка на уют.



-
Если хочешь, можешь оставить бандану и толстовку тут, на крючке. – Мужчина
указал на прибитые к стенке крючки в коридоре. Толстовку я решила снять, а вот
бандану предусмотрительно оставила, ни на секунду не забывая о том
апокалипсисе, что творился у меня на голове.



-
Ага. – Я кивнула головой в знак благодарности и пошла дальше по коридору, как
мне казалось, в зал. На деревянной стене, слева от меня, я увидела висящее на
гвоздях достаточно старое копьё, чуть пониже него висели скрещенные небольшие
топоры, похожие на тот, который брал с собой на сражение со змеем Бернт. Честно
говоря, до сих пор не могу осознать, что всё то, что с нами произошло вчера –
это не сон, а самая настоящая реальность, подтверждение которой я могу найти,
только посмотрев в зеркало. Как я и рассчитывала, коридор вёл в гостиную, если
идти всё время прямо. Ранее встречается ответвление от него, направляющее в
кухню. Именно туда и пошёл отец Бернта.



-
Бернт, отведи её в зал, сейчас приду. Дагмар, может быть, будешь чаю? – Крикнул
мужчина из кухни.



-
Да, с сахаром, если можно. – Чуть хрипло ответила я и проследовала в гостиную.



Это
было довольно загромождённое помещение, не выдающееся своими габаритами,
которые уменьшались ещё в полтора раза благодаря всем вещам, что красовались
здесь, каждое на своём месте. Да, именно, создаётся впечатление, что каждая
вещица, от дивана до какой-нибудь безделицы, расположена именно так, как нужно
и нет никакого ощущения беспорядка. Здесь был камин, даже, как мне показалось,
действующий, что меня удивило. Да, мы пускай, и являемся городком, который
едва-едва выбирается из категории села, но камины, какие часто встречаются в
деревенских домиках, у нас редкость. У моей бабули, например, камина и в помине
никогда не было, к нам проведено городское отопление. На противоположной от
входа в комнату стене было окно, над которым висела маленькая вязаночка полыни.
Перед камином была расстелена медвежья шкура, которая тоже была атрибутом в
нашем городке несколько фантастичным, посередине комнаты стоял резной невысокий
столик, что выглядел достаточно массивно, невзирая на его скромные размеры, за
столиком был большой коричневый диван из какой-то на вид грубой ткани. У правой
стены я обнаружила большой шкаф, от пола до потолка и от стенки до стенки. В
одной его части за стеклянной дверцей были расположены книги, другая оборудована
как будто для выставки. На задней стенке были развешаны разные виды холодного
оружия, полок, как можно догадаться, не было, зато на полу стояли чучела
небольших хищных зверьков, в одном из которых я узнала чучело куницы. Однако
выставка оружия не заканчивалась на территории шкафа, на противоположной от
него стене также были развешаны топоры, ножи, кинжалы, даже один молот здесь
был. Надо ли говорить, на всё это я смотрела с открытым ртом.



-
Нравится? - Довольно поинтересовался Бернт, обходя меня и направляясь к стене,
на которую я и смотрела в данный момент. – Я тебе говорил, что коллекционирую
топоры. А отец – другое оружие. Здесь целое состояние висит. – Гордо сообщил
парень, проводя пальцем по рукоятке одного из кинжалов. – Некоторые из этих
кинжалов принадлежали нашим предкам, настоящее чудо, что они так хорошо
сохранились.



Я
кивнула, закрыв при этом рот, и взгляд наткнулся на топорик, с которым Бернт
сражался со змеем. Вопрос родился сам собой.



-
Ты рассказал отцу? – Чуть понизив голос, спросила я и подошла к Бернту поближе.
Парень отрицательно качнул головой, выражение лица перестало быть таким
безмятежным, а взгляд моментально метнулся в сторону дверного проёма. Я резко
повернула голову, чтобы тоже посмотреть, не идёт ли хозяин дома, но, не увидев
его, развернулась к Бернту. Следующий вопрос мне задавать не пришлось, парень,
словно предугадав его, заговорил.



-
Отец, боюсь, не поверит. – Тихо начал он. – Он, конечно, заядлый охотник, кучу
разного зверья видел, но, бьюсь об заклад, ему ни разу не попадался гигантский
змей и стая драконов в несколько тысяч голов. – Бернт на секунду замолчал,
прислушиваясь, не идёт ли отец, но потом снова заговорил.



-
А ты своей бабушке?



Я
насмешливо фыркнула.



-
Уж она-то точно не поверит мне, может даже обидеться. Она не любит все эти
сказки о паранормальном, это ей напоминает о смерти деда, он погиб при
невыясненных обстоятельствах… К тому же мы договорились, что больше никаких
фантазий и сказок. – Чуть громче, чем надо сказала я и подпрыгнула на месте,
когда услышала зычный голос за своей спиной.



-
О, показываешь Дагмар нашу коллекцию? Кстати, это далеко не всё, хочу сказать,
здесь висят только самые красивые и хорошо сохранившиеся экземпляры. – Мужчина
зашёл в комнату с тремя большущими разноцветными кружками, в которые можно было
бы легко уместить тазик-другой жидкости. В одной руке за ручки хозяин дома
держал две кружки с чаем, в другой, соответственно, одну. Он подошёл к столу и
поставил на него все три кружки, после чего посмотрел на нас.



-
Присаживайтесь ребят, Дагмар, не стесняйся!



Я
сделала пару шагов к дивану.



-
Спасибо Вам, ээм… - Я понятия не имела, как обратиться к мужчине, ибо не знала
его фамилии, а имя забыла, если он вообще мне его говорил.



-
Просто Эгиль. – Добродушно, с лёгкой улыбкой сказал Эгиль и сел на диван с
левого края. Я же, словно очнувшись, поспешно подошла к дивану и плюхнулась на
него посередине, а Бернт, без резких движений, какие только что были у меня,
уселся с левого края. Воцарилось предсказуемое безмолвие. Я только протянула
руку к кружке с чаем, как вдруг тишину буквально взорвал мощный низкий голос
Эгиля, который заставил меня немного дернуться и снова сесть ровно.



-
Насколько я знаю, ты приехала совсем недавно, верно? – Скорее для того, чтобы
разрядить обстановку, а не из интереса, спросил Эгиль. Ему Бернт наверняка уже
давным давно рассказал, как давно я уже здесь живу и что послужило причиной
моего приезда.



- Верно. – Скупо ответила
я, не двигаясь теперь совершенно. Мужчина вселял трепет, не своим внешним видом
даже, я старалась не смотреть в сторону Эгиля, но он словно излучал какую-то
определённую энергетику. Угрожающую. Опасную. Готовую в любой момент показать
своё истинное лицо, не оставив от нынешнего добродушия Эгиля и следа.

 


URL
Комментарии
2012-01-12 в 20:27 

Gregoryanna_DiDraker
чувство собственного отстоинства
Продолжение, ибо всё, как всегда, не влезло.


- Привыкла уже к местному распорядку? – Наклонившись, уперевшись локтями в колени и пытаясь заглянуть в моё каменное лицо, спросил Эгиль.
Я пожала плечами, соединила ладони и зажала их между коленями.
- Тут всё так медленно. Боюсь, нескоро я отвыкну от городской суеты. – Я сверлила взглядом чашку чая, с ложкой в ней, но боялась пошевелиться. Не то, чтобы боялась, скорее, опасалась. Бернт наклонился вперёд, взял мою чашку и протянул мне. Я чуть повернула голову в его сторону, но увидела, что парень улыбается уголком рта. Несколько ехидно, стоит отметить. Я взяла чашку из его рук.
- Спасибо. – Негромко поблагодарила я и отпила немного чая. Он оказался немного горьковатым, крепким, сахар не размешали. Я тут же зазвенела ложкой.
- Твоя мать здесь жила? – Спросил Эгиль, и теперь я уже соизволила повернуться к нему лицом.
- Да, мать. Отец родом из Нарвика. – Буднично, но всё же с толикой напряжения рассказывала я. Обычно я не стремлюсь сразу же выкладывать биографию своей жизни первому попавшемуся человеку, но слова будто приобрели свою собственную волю – единым потоком они вырывались из моей глотки. – Потом они оба в Осло приехали, в университет поступили, отец на художественную кафедру, мать – на музыкальную. Собственно, в университете они и познакомились.
Я поспешно и как-то нервно отпила из кружки, пытаясь, таким образом, себя заткнуть и приглушить эту внезапно появившуюся откровенность.
- Отчего решила сюда перебраться? – Продолжал спрашивать Эгиль. Судя по всему, Бернт посчитал лишним распространять информацию об обстоятельствах моего приезда. Молодец Бернт, очень умно поступил.
- Решила не я, а суд. Мне больше некуда деваться после суицида родителей. – Как можно короче и резче выдала я всё, что интересовало Эгиля. Это как с пластырем, если быстрее дёргать, то боли причиняешь меньше. Мужчина поджал губы, осознавая, что задал не совсем правильные вопросы.
- А почему вы приехали сюда? – Пришла моя очередь давить на больные мозоли.
Эгиль усмехнулся и по-доброму улыбнулся. Благо, на этот раз, не обнажая своих выдающихся зубов.
- Мы жили в деревне неподалёку отсюда. Но потом вышло так, что её затопило, то есть, она ушла под воду, берег реки по неясной причине обвалился. Там и наша мама погибла. – С небольшой долей скорби произнёс Эгиль, сцепив ладони в замок. Я снова отпила из кружки и повернулась к Бернту. Тот был явно мрачнее своего отца, вероятно, потеря матери для него являлась куда более свежей раной, чем для Эгиля. В мозгу начала свербеть мысль о том, что, наверное, не стоило так жёстко реагировать на такие, на первый взгляд, бытовые вопросы. Эгиль ведь не знал о том, что мои родители – эгоистичные скоты.
«На себя посмотри. И вообще, хватит так переживать, всё нормально. Нормально, я сказала!!!»
- А почему у вас полынь над окном висит? – Попыталась я перевести разговор в другое русло. Я пыталась себя убедить в том, что сделала абсолютно всё правильно, но, для закрепления эффекта, стоило начать разговаривать о чём-нибудь нейтральном.
- О, это защищает от ундин и их чар. Если они попытаются пробраться к нам, то эта травка их не пустит. Твоя бабушка научила меня этому, кстати.
- Да ладно? – Я удивлённо вскинула бровь. - Не думала, что бабушка увлекается… суевериями.
Сейчас я, наконец, куда чётче поняла, что ничего не знаю и не помню о своём детстве, проведённом здесь, в этом городке. Время, проведённое мною в престижных интернатах, драки и конфликты с другими детьми, беседы с директорами, пребывания в камерах в полицейском участке после моей очередной шалости… Почему все эти вещи, не обладающие обилием позитива, просто застыли у меня в памяти, а те беззаботные, можно сказать, поистине волшебные деньки, проведённые здесь, я не способна воспроизвести в мозгу? Я о них помню просто как о факте моего пребывания в нашем городе, и если бы не множественные подтверждения того, что я действительно здесь была, то это можно было бы счесть за забытый сон. Знаешь, что тебе что-то снилось, а что – никак не вспомнишь. Точно также я не знала, что бабушка развешивала над окнами полынь, не помнила ни единой нашей прогулки по лесу вместе с дедом… Погодите… Нет, помнила. Тот странный, примерещившийся мне вчера в лесу эпизод… Все события, битва со змеёй, переговоры с драконами, (да сюда только катания на радужном единороге не хватает) перекрыли это мимолётное происшествие. Вероятно, я превратилась в статую с по-идиотски приоткрытым ртом на приличное количество времени, поскольку Бернт помахал у меня перед лицом ладонью.
- Даг?
- Ага… - Я встрепенулась и отхлебнула из кружки.
- Что-то… - Это уже начал произносить Эгиль.
- Нет-нет, всё нормально… Эгиль, правда. – Я позволила себе, точнее, заставила себя взглянуть в обеспокоенные глаза мужчины, но ровно на секунду, не больше. Поступила я так для того, чтобы мои слова звучали более убедительно. Мужчина улыбнулся уголком губ.
- Задумалась о чём-то? – Предположил он. Зачем предполагать и задавать дурацкие вопросы, если всё так очевидно!
- Да… Детство вспомнилось, сами понимаете. – Отмахнулась от объяснений я. Мне захотелось уже убраться отсюда поскорее, слишком много вопросов, слишком.
- Знаете, я уже пойду… - Я поставила кружку на стол, показывая, что собираюсь уходить на самом деле и что на вторую чашку оставаться я не собираюсь.
- Ну, что же, твоё право… В любом случае, ждём тебя ещё. Приходи, когда захочешь. – Добродушно сказал Эгиль, поднимаясь с кресла одновременно со мной.
- Д-да, спасибо. Это «когда захочешь» обязательно наступит, ага. – Если Эгиль и понял, что я это произнесла с долей сарказма, то не подал виду.
- Отец, я с ней пойду. – Бернт нагнал меня, когда я стремительно обошла стол и направилась в сторону выхода.
- Как хочешь. – Мужчина пожал плечами и снова уселся на диван. – До скорого! – Попрощался он с нами.
- Ага! – ответили мы с Бернтом абсолютно синхронно, я уже была почти у выхода, когда парень остановил меня, схватив за предплечье.
- Даг!
Меня такая резкость насторожила.
- Что? – С подозрением спросила я.
- Ты толстовку забыла. – Куда мягче произнёс Бернт. Снимая толстовку с крючка и подавая её мне.
- А… Да, спасибо… - Пробубнила я, развернулась, надавила на ручку и вышла на залитую солнцем пустую улицу. И почему тут так безлюдно, хоть бы даже машина проехала…
- Чего здесь так тихо? – Спросила я. Если запустение рядом с моим домом было естественным – никаких проезжих частей поблизости, да и вообще окраина города – то здесь и дорога, по которой могут кататься автомобили, да и несколько ближе к центру, чем дом бабули. По идее, хоть горстка людей здесь должна сновать.
- Не знаю, честно говоря… Нашу семью отчего-то недолюбливают, побаиваются… Но и уважают, не без этого. – Сказал Бернт, закрыв за собой дверь и подойдя поближе ко мне. – Ну, и чего так встрепенулась? – Задал он вопрос мне прямо в лоб. Если честно, я не нашла, что ответить, однако от слов парня мне стало легче. Я не одна такая, кто при виде Эгиля готов свернуть с дороги и пойти третьей дорогой через лес, окопы и ямы со змеями.
- У тебя весьма устрашающий отец, не обижайся. Да и ты весь в него пошёл, я приличное количество времени не могла к тебе привыкнуть, с моими-то относительно неслабыми нервами… - Я надевала толстовку прямо на ходу, поэтому из-за возни не сразу обратила внимание на то, что Бернт остановился. Я обернулась.
- Бернт? Ты чего, обиделся что ли? – Небрежно спросила я, сведя брови к переносице.
Парень вздохнул, сложив руки в карманы и уставившись на меня. Долгий-долгий такой взгляд, пробирающий…
- Бернт? Перестань, а?
- Что перестать? – Высказал, словно рыкнул.
- Перестань так на меня смотреть! Как будто сожрать хочешь, ей богу… - Я говорила правду. Я знала, что я говорю, но, наверное, не особо понимала, что от этого Бернту не легче.
- Думаешь, одна такая, да?
- Да я и не сомневаюсь, после твоей-то исповеди. – Я сделала один шаг навстречу, но Бернт настолько отталкивающе зыркнул на меня, что я не решилась довести своё действие до конца.

URL
2012-01-12 в 20:28 

Gregoryanna_DiDraker
чувство собственного отстоинства
- Мне казалось, что ты не как они. – До слёз банально, как во всех мелодрамах, однако мне стало… Стыдно? Ну, не по себе – точно.
- С тобой-то я нормально общаюсь, Бернт, я… Куда ты пошёл, эй?! – Я не стала догонять, не в моих правилах, однако шанса покричать вслед не упустила. – Бернт, чего ты истеришь, в самом деле?! На правду не обижаются!!! Да… Боже… - Я схватилась за голову, и, на выдохе, подняла глаза на небо. Нет, а чего такого я сказала?
- Можно подумать, ведёт себя как баба, в самом деле… - Бубнила я себе под нос. Я знала, куда направляюсь – в парикмахерскую.
- Ранимая душа в крепком теле, обалдеть можно, просто в лучших традициях жанра! – Я шла и разговаривала сама с собой, вскоре показались люди, которые на меня, несомненно, смотрели как на умалишённую. На данный момент меня распирало негодование, да, именно оно.
- Я просто сказала то, что думаю, вот и всё. Пояснила парню очевидное, как на это можно обижаться?! – Всплеснула я руками, резко остановившись прямо посередине тротуара.
- Какому парню? – Раздался голос за спиной. Я обернулась, кто мог кто мне прицепиться в столь безрадостный момент моей жизни? – Ньёд?
- Так какому парню и что ты пояснила? – С полуулыбкой спросил он, подходя ко мне ближе, до этого Ньёд стоял шагах в пяти от меня.
- Да какая тебе разница… - Хотела сказать с агрессией, а получилось - с жалостью к самой себе… Теряем былую хватку, теряем, плохой знак.
- Если долго молчать и копить негатив, он начнёт поедать тебя изнутри.
- О, а вот консультации философа мне больше всего и не хватало… И я не молчу!!! Хватит ухмыляться, тебя моё состояние так сильно веселит? – Начиная переходить границу спокойствия, сказала я.
- Бернт? – Парень, перестав улыбаться и чуть нагнувшись вперёд, заложив притом руки за спину, уставился на меня. Мне же подобный взгляд не понравился, что придало моему настроению стимула падать дальше.
- Даже если и он, то что? Отстань от меня! – Я, как до этого можно было не додуматься раньше, сошла с места и направилась просто по тротуару, под действием эмоций даже не обратив внимания на то, что я понятия не имею, в какой стороне вообще находится парикмахерская. Я не люблю, когда лезут в мою голову и душу, сегодня в них предостаточно покопался глава одной небезызвестной семейки…
Холодная рука легла мне на плечо. Шагов за спиной, как ни странно, не слышала, а хожу я в порывах гнева очень и очень быстро, так просто меня не догонишь… Хотя на тот момент меня это мало волновало. Хотелось отделаться от надоедливого парня.
- Ну, что тебе надо от меня?! – Я попыталась смахнуть руку с плеча, дёрнув им, но это не подействовало, ладонь Ньёда была достаточно тяжёлой для его конституции тела… А может, он просто прилагал силу? Я повернула голову и встретилась с Ньёдом взглядом.
- Я хочу, чтобы ты успокоилась. – Размеренным тоном проговорил парень, и я почувствовала, как злость и детская обида начали отступать, на их место пришли усталость и спокойствие. Не знаю, как у него это вышло, но уже через минуту после того, как мы вместе не спеша направились в парикмахерскую, он заставил меня рассказать о недавней ссоре с Бернтом.
- Я просто сказала, что их семья, в самом деле, обладает отталкивающими свойствами. Я и предположить не могла, что он так распсихуется. – Я шла, понурив голову и спрятав руки в карманы толстовки.
- Знаешь, я сам не располагаю любовью к этой, без сомнения, вызывающей опасения семье. Но Бернт же тебе не говорил правду о твоём характере.
Я усмехнулась.
- Я-то знаю, какой у меня характер. Столько же отталкивающий, сколько насекомые в еде…
- Но как бы ты среагировала, если бы он тебе об этом сказал, м? – С хитрым прищуром спросил Ньёд.
- Я… - В этот момент я словно подавилась воздухом. Мне никто напрямую не говорил о том, что характер мой не подарок, это более красноречиво передавали различные ругательства в мой адрес. Но никто не заявлял мне вот так, что я злая и эгоистичная пакость. На моё промедление в ответе Ньёд только сильнее заулыбался.
- Иногда нужно помолчать. Порой молчаливый кивок головой будет лучше слов.
- Ты прямо как моя мать говоришь. Она тоже любила молчать и слушать. Зато вот отца было не заткнуть. – Я взглянула на кашлянувшего Ньёда, пытавшегося за этим кашлем спрятать усмешку. Неудачно попытавшегося.
- Интересные у тебя родители… Противоположности?
- Не то слово. Их немногое объединяло, всё, что я смогу сейчас припомнить – это любовь к искусству и друг к другу. – На последнем словосочетании я поморщилась.
- Когда уже парикмахерская будет? – Я попыталась перевести тему разговора, поскольку Ньёд, как бы невзначай, так незаметно заставлял меня изливать душу.
- Вот, на углу.
И парень не обманул. На конце улицы расположилась небольшая парикмахерская, которая сегодня пустовала. Идти до неё было недолго, и этот путь я предпочла преодолеть в молчании. Я открыла дверь, звякнули колокольчики, бессменный атрибут многих небольших магазинчиков, парикмахерских и всего такого прочего. Навстречу к нам вышла темноволосая женщина преклонных лет, в фартуке с карманами, из которых торчали нужные для парикмахера приспособления.
- Здравствуйте! – Она мягко улыбнулась. – Чем могу помочь?
Я встала перед Ньёдом, чтобы он закрыл собой обзор с улицы через стеклянную дверь на мою голову.
- Вы можете с этим что-нибудь сделать? – Я неохотно стянула с голову бандану, демонстрируя женщине предстоящий фронт работ.
- Ууу… - Парикмахерша, нахмурившись, подошла ко мне и внимательно оглядела подпалённые, теперь уже короткие волосы.
- Невероятно, Даг, это где тебя так лихо?! – С мальчишеским удивлённым весельем едва ли не выкрикнул Ньёд. Словно и не было тех мудрых риторических вопросов минуту назад. Я, не поворачиваясь к нему лицом, резко дёрнула рукой, сжав ладонь в кулак, и несильно съездила парню по носу, отчего тот издал сдавленный болезненный вздох.
- Ну, так что вы можете предпринять? – Я уже начала волноваться, думая, что единственный возможный способ справиться с данным бардаком – армейская стрижка. Нет волос – нет проблем.
- Кажется, я знаю, какую причёску из этого можно сделать… - Женщина ободряюще улыбнулась. – Да не переживай ты так, садись, сейчас приду. – Она указала на кресло рядом с раковиной для мытья головы и скрылась в дверном проёме, ведущем куда-то вглубь помещения парикмахерской. Я подошла к креслу и неуверенно села в него. Даже и не думая облокачиваться на спинку.
- И всё-таки… - Глухо произнёс Ньёд, чуть держась за свой нос. – Что с тобой приключилось?
Я раздражённо вздохнула.
- Я не хочу рассказывать тебе об этом, понятно?
- Ну, ладно-ладно… - Парень выставил ладони вперёд. – Это тебя Бернт так, да? – Полушёпотом предположил он.
- Да ну тебя! – Нахмурившись, громко сказала я, и Ньёд шипяще засмеялся в кулак. В зал вошла парикмахерша с шампунем и парикмахерским пеньюаром в руках.
- Сними толстовку, так удобнее будет. – Посоветовала женщина и я послушалась, сняла толстовку и передала Ньёду. Я откинулась на мягкую спинку кресла, на меня накинули пеньюар и начали мыть голову, хотя чего там теперь на голове мыть я не понимала. Потом кресло подкатили к зеркалу с полочкой для приборов и отвернули меня от него. Мне всегда казалось, что так делали парикмахеры не только ради личного удобства, но и для эффекта неожиданности, мол, почувствуйте разницу. Все подпаленные волосы, что были на висках, мне отстригли максимально коротко, вечно торчащую непослушную чёлку также «казнили», что вызвало у меня злорадную улыбку. Сколько себя помню – всегда с ней воевала, а отрастать не хотела, так и торчала всю жизнь, не длинная, не короткая, не заколоть, не срезать. Долго со мной парикмахерша не возилась, получаса не прошло, как она уже снимала с меня пеньюар и стряхивала сероватые волосы на пол.
- Можно смотреть? – Спросила я.
- Как хочешь. – Женщина пожала плечами и улыбнулась.
Я повернулась, зажмурив глаза. Не решалась их открыть я ещё секунд пять, я даже предположить не могла, что сделали с моими волосами. Потом я вздохнула и, наконец, открыла глаза. Я молчала.
- Ну, как вам? – Поинтересовалась женщина.
- Всяко лучше, чем до этого. – Ответила я, проведя рукой по торчащим колючим волосам, и чуть взъерошила их.
- А поподробнее?
- Привыкнуть надо… Вроде, неплохо…
- О, а я знаю, кого ты мне напоминаешь. – Весело произнёс Ньёд. Встав рядом со мной.
- Оби Вана Кеноби? – С кислой миной предположила я.
- Да, именно его! – Парень засмеялся, а я толкнула его локтём вбок. Надеюсь, ему было больно.
На самом деле, да, причёска была мужской. Длина волос на висках не превышала трети сантиметра, но она увеличивалась ближе к макушке, где они были намного длиннее, но всё же стояли торчком. К затылку волосы ещё сильнее удлинялись и безвольно висели, едва закрывая шею. То есть, на ранее упомянутого джедая я походила только при виде анфас и при условии, что волосы на затылке забраны в хвостик. Посмотрев на обновлённую меня ещё с минуту, я, в конце концов, отмерла.
- Надо привыкнуть, определённо… - Я ещё раз провела рукой по волосам, окончательно убеждая себя в том, что эта причёска – настоящая, а не плод моего воображения, и залезла в карман штанов, вытаскивая оттуда несколько купюр. Оплатив работу мастера, стоила она недорого, что радовало, я забрала у Ньёда толстовку, а бандану засунула в задний карман, больше она была мне не нужна.
- Наверное, тебе нужно извиниться перед ним. – Послышалось сзади, поскольку Ньёда я обогнала сразу же.
- Извиниться?
Для меня извинения – колоссальный ущерб гордости. Не буду я извиняться перед этим неуравновешенным бугаём, к тому же мне и извиняться не за что.
- Конечно. В конце концов ты…
- Не виновата я ни в чём, сам себе что-то накрутил в голове… - Нарочито небрежным тоном говорила я, накидывая толстовку на плечи.
- Даг… - Как-то разочарованно произнёс Ньёд и помотал головой.
- Всё, разговор окончен, спасибо за компанию. – Кинула я через плечо и пошла к себе домой. На улице делать было совершенно нечего, да и бабуле надо бы похвастаться своими изменениями. Ко всему прочему, меня совершенно не грела мысль о том, чтобы продолжать общение с Ньёдом, я лучше к психоаналитику схожу.

URL
2012-01-12 в 20:28 

Gregoryanna_DiDraker
чувство собственного отстоинства
- Ох, Дагмар... Надо же! Как тебе идёт! – Восхищалась бабуля, оглядывая меня с разных сторон и легонько дотрагиваясь до волос.
- Правда? – С лёгким сомнением поинтересовалась я. Раньше я и без того больно походила на парня с отросшими волосами, а сейчас – тем более.
- Конечно! Правда на мальчишку немного похожа, а так… - Бабуля довольно оглядела меня, а я, в свою очередь, плотно сжала губы и нахмурилась.
- Спасибо, бабуль, комплименты у тебя заслуживают отдельных наград, бесспорно. – Угрюмо произнесла я, сняла толстовку, повесила её на крючок и поднялась к себе на чердак. Нужно ли говорить, что настроение у меня к середине дня было хуже, чем отвратительное?
Я сидела в комнате и дочитывала уже пятую сказку Гриммов. Это была небезызвестная «Рапунцель». Эта сказка всегда меня завораживала, особенно образ высокой башни без входа и выхода, если не считать окно у самой её вершины. Невероятно интересно было самой побывать внутри этой башни, узнать, что находится в её основании, всё досконально исследовать… То есть, я бы так и сделала, если бы поблизости была хотя бы одна реалистичная башня, хоть немного походящая на ту, которую описывали братья Гримм в своей сказке. Я про себя усмехнулась. Ну, да, конечно, колодец со злобной человекообразной рыбой есть, гигантский ясень, кишащий драконами – также имеется, так что башня должна непременно входить в комплект. Я посмеялась над этой доведённой до абсурда мыслью, закрыла книжку и уже собиралась положить её на стол, как вдруг рука разжалась и выпустила книгу. Она упала на пол рядом со столом со странным, чересчур громким гулким стуком. Меня это озадачило, но только сейчас, когда скука напала на меня и овладела моим телом и духом, в другое время я бы, может, даже и не сразу обратила внимание на то, что книга лежит не на своём законном месте. Я встала на четвереньки, книжку положила на стул, а сама ещё раз постучала кулаком по тому месту, куда приблизительно приземлилась книга. Звук был таким же гулким, как и до этого, подтвердился тот факт, что это всё не было игрой воображения, навеянной бездействием. Такой звук характерен для полых вещей, если по ним постучать… Я подцепила пальцами край ковра и потянула на себя, освобождая пол для осмотра. И каково же было моё удивление, когда обнаружила едва заметные, закрашенные краской бороздки, складывающиеся в ровный небольшой прямоугольник, размером с лист офисной бумаги. Никаких замочных скважин, ручек, да и вообще ничего, за что можно было уцепиться, к этому прямоугольнику прибито не было. Я постаралась всем весом надавить на пол – не продавился ни на миллиметр. Значит нужно избрать иную тактику… Я вытащила из выдвижного ящика большие ножницы и, не боясь, что бабушка потом обнаружит царапины, всё равно накрою потом всё ковром, принялась отковыривать краску с бороздок. Она легко проминалась под стальными лезвиями и осыпалась в тёмные узкие проёмы, ведущие под пол.

URL
2012-01-13 в 20:08 

Безымянный автор
Lord of the Mountain Garbage
нулась, кто мог кто мне .там наверное ко
Столько же отталкивающий, сколько насекомые в еде…прям повеселило))
Я, не поворачиваясь к нему лицом, резко дёрнула рукой, сжав ладонь в кулак, и несильно съездила парню по носу, отчего тот издал сдавленный болезненный вздох. на сцену из Холмса похоже))
Хорошо, что тебе не нравится?Ссора с Бернтом как раз кстати, мне кажется. Главное потом правильно развернуть действие))

2012-01-14 в 05:04 

Gregoryanna_DiDraker
чувство собственного отстоинства
Да, ссора меня именно больше всего и насторожила, боялась, мол, превратила тут брутального потенциального берсерка в истеричку...
Да, я погляжу тут Холмс уже на всё своё влияние имеет...(:

URL
2012-01-14 в 13:35 

Безымянный автор
Lord of the Mountain Garbage
Gregoryanna_DiDraker, как без Холмса же? :D
Ты просто потом их примирение сделай, как у мужыыков))

2012-01-14 в 17:23 

Gregoryanna_DiDraker
чувство собственного отстоинства
Dr.MARVEL,
Кто залезает к ментам на машину!!!
Да, я уже примерно продумала, что там да как в итоге развернётся, ога.(:

URL
2012-01-14 в 18:59 

Безымянный автор
Lord of the Mountain Garbage
Gregoryanna_DiDraker, тогда жду(:

2012-09-04 в 19:45 

Gregoryanna_DiDraker
чувство собственного отстоинства
С краями странного прямоугольника я покончила довольно скоро, и теперь я озадаченно разглядывала пол. Недолго думая, я раскрыла ножницы и, насколько это было возможно, протиснула лезвие в узенькую щель. Деревянный пол чуть затрещал, когда я начала давить на ножницы руками, используя лезвие как рычаг для того, чтобы приподнять крышку, а в том, что этот деревянный прямоугольник – крышка, ведущая в неизвестность, я уже даже и не сомневалась. Деревянная плита чуть приподнялась, когда я навалилась на ножницы всем весом, и в лицо пахнуло холодным затхлым воздухом вперемешку с пылью. Я почувствовала, что вот-вот чихну и посильнее надавила на ножницы, чтобы плита обратно не опустилась, даже если во время чиха моя хватка ослабится. Однако всё произошло с точностью наоборот, я громко чихнула, по привычке нагнулась вперёд и крышка с треском подлетела вверх и хлопнулась о пол. Поток холодного сырого воздуха, напомнивший мне о своём приключении в колодце, вырвался наружу, обдав моё лицо, не ожидав этого, я отклонилась назад, перекатилась на спину и распласталась на полу с ножницами в руках. На секунду мне показалось, что со стороны образовавшегося в полу отверстия послышалось полушипение - полушепот, но потом я подумала, что это просто в ушах перемешались звуки из-за приступа чихания и грохота крышки о пол. Я подлетела на ноги, положила ножницы на стол и подняла деревянную плиту с пола. Я подумала, что сюда тотчас прибёжит бабушка, на такой-то грохот она не смогла бы не обратить внимание. Так мне и пришлось простоять где-то с минуту, напряжённо прислушиваясь и вглядываясь в дверь, не идёт ли бабуля, но между тем мне не хотелось класть доску на место, чтобы снова не мучиться и выковыривать её. Вопреки моим ожиданиям, звука шагов не было не через минуту, не через полторы. Стояла тишина, неестественная такая, доставляющая дискомфорт, поэтому я начала уже двигаться, чтобы снять это зависшее в воздухе напряжение. Села на пол, деревянную плиту положила рядом с собой и с недоверием уставилась в зияющую дыру в полу. Она была не очень глубокая, туда даже пробивался свет из окна, едва освещая дно, однако это не умаляло моих опасений, мало ли какие ядовитые тараканы могли там поселиться. Я не собиралась совать туда свою руку, поэтому решила взять всё те же ножницы и потыкать в темноту. Мне пришлось чуть нагнуться, и под другим углом я увидела, как там, внутри пола, что-то слабо сверкнуло. Но оставить свою затею с ножницами это меня не заставило, наоборот, убедило меня в правильности моих действий. Я резко ткнула лезвиями в дно пола, но вместо какого-нибудь нечеловеческого визга неизвестного науке мерзкого создания раздался слабый звон. Как будто цепочку на мраморный пол уронили. Я подняла ножницы и ещё раз, уже куда аккуратней, ткнула в то же место. Звон повторился. Дело разворачивалось всё интереснее. И сейчас, отчего-то, мне меньше всего хотелось, чтобы источником шума был какой-нибудь мелкий металлолом вроде погнутых гвоздей. Я, молясь, чтобы ничего не цапнуло меня за руку, запустила ладонь в нишу и начала осторожно ощупывать дно. Руку сразу же облепила паутина и пыль, кисть неприятно холодило. Наконец пальцы нащупали что-то металлическое и круглое, с каким-то рельефом, наверное, узор. Я, взяв находку в ладонь, резко вынула руку из ниши и принялась брезгливо отряхивать ладонь от пыли и паутины, по спине побежали неприятные мурашки. Потом уже я разжала пальцы, в руке у меня тускло блестело кольцо. Широкий ободок с каким-то узором, он был заляпан сухой землёй или мелким песком, я над этим сильно не стала задумываться, а просто стряхнула сероватые крупинки. Я поднесла кольцо поближе к глазам, чтобы чётче увидеть резьбу. Она изображала на серебристом металле переплетённые между собой ветви дерева, казалось, что само кольцо состоит из сплавленных между собой кусков толстой серебряной проволоки, но изнутри кольцо было гладким, с выгравированными на поверхности тёмными рунами. Я знала о самих рунах, но вот что означал этот набор знаков – я понятия не имела. Я положила кольцо на стол и запустила руку в нишу ещё раз, уже куда смелее, но всё равно безо всякого удовольствия ощупывая пыльный пол. Пусто. Ничего больше под пол замуровано не было. Я немного разочаровано вынула руку из дыры и накрыла её деревянной доской, бабуля могла ко мне подняться когда угодно и войти без стука, мало ли что ей от меня может понадобиться. Поспешно смела мусор от моей мародёрской деятельности в одну кучку и накрыла ковром, основательно притоптав всё это дело сверху, на всякий случай. Уничтожив все улики, я приступила к более внимательному изучению кольца, по виду довольно мне знакомого. Где же я могла его видеть? Может в каком-то ювелирном колечко подобного типа приметила? Скорее всего, хотя что-то мне подсказывало, что догадка моя была неверной и дело крылось в другом. Копаться в памяти мне не очень хотелось, потом есть и спать не буду до тех пор, пока не отыщу ответ на вопрос.
- Интересно… - Промычала я, примеряя кольцо на указательном пальце. Нет, великовато… А вот на большом смотрелось как родное, не сваливалось, я даже пару раз намерено неряшливо потрясла рукой, чтобы проверить, насколько хорошо кольцо сидит. Словно для меня и выплавлено, надо же, как приятно. Правда мне покоя не давала одна мысль – почему кольцо было замуровано в пол? Случайно оно там точно не могло оказаться никаким образом, сам собой напрашивался вывод, что кольцо было спрятано кем-то осознанно. И кем?
- Так, всё, хватит! – Я сунула руку в карман, убирая из виду кольцо, чтобы оно не вызывало вагон вопросов, связанных с ним. А чтобы окончательно забыть о моём небольшом приключении, приключениями я уже сыта по горло, решила спуститься на кухню и чем-нибудь перекусить.
Кухня пустовала, было так тихо, что слышно было, как гудит старенький холодильник. Бабушка видимо была в саду. Я решила не отвлекать её от дел и самостоятельно что-нибудь себе приготовить. Точнее, просто разогреть. А если ещё точнее, сорвать упаковку и съесть. Я целый день ничего не ела, не считая чашки чая у Бернта в гостях.
- Чёрт… Бернт. – Расстроившись, отрывисто произнесла я и взяла из холодильника кусок сыра и масла. Из уже приготовленных продуктов питания я ничего не обнаружила, решила полакомиться наикорявейшими бутербродами собственного приготовления. Мысль о ссоре отчего-то не давала мне покоя, как выражаются, на душе кошки скребли. Пытаешься думать о чём-то другом, а воспоминания об этом разговоре всё равно, помимо твоего желания, вклиниваются в цепочку размышлений.
- Ай! – Воскликнула я, когда нож соскользнул с куска сыра и полоснул по большому пальцу левой руки, чуть выше кольца. Я мгновенно отложила нож и подбежала к раковине, на ходу снимая заляпанное кровью кольцо и кладя на столешницу рядом с раковиной. Я повернула кран холодной воды и сунула под струю палец. Несильно защипало, но это ничего, по сравнению с тем, что я увидела, переведя взгляд на начинавшее светиться кольцо… Да-да, светиться, свет был слабым, серебристым, исходил он из стыков между переплетавшимися между собой металлическими элементами. Я даже приоткрыла рот и совсем забыла о том, что у меня травмирован палец, и завороженно смотрела на сверкающее кольцо, которое сверкало уж точно благодаря не преломлению света. Но на этом чудеса не кончались… Ветки, которые были вырезаны на кольце, начали удлиняться, выходя за пределы серебристого ободка, и сплетались, приобретая какую-то новую форму. Кольцо встало ребром, «разрастаясь» в разные стороны. Свечение усиливалось по мере роста веточек, и вскоре все эти метаморфозы с изменением формы, размера и светом прекратились. Получившийся предмет был похож на посох, который упал на пол из-за перевешивавшего его края, вышедшего за грань столешницы. Раздался металлический звон, который вывел меня из ступора, я закрыла кран, вытерла руку о штаны и, нагнувшись, подняла с пола посох. Он был достаточно тяжёлым, длиной своей, наверное, едва не достигал моего роста, к верху изгибался крюком с заострённым внутренним ребром как у серпа, с блестящим маленьким серебряным шариком на конце. Я была, допустим удивлена. Удивлена в квадрате. Нет, в кубе. Я держала в руке посох, ощущала холод металла, глядела на него своими глазами, но поверить в увиденное сразу – это выше моих сил. В голове как-то не укладывалось – вот кольцо, и вот тебе посох. Эта палочка, наверняка, обладала помимо способности резать ещё и какой-нибудь сверхъестественной функцией…

URL
2012-09-04 в 19:46 

Gregoryanna_DiDraker
чувство собственного отстоинства
- Дагмар? Что-то упало? – Я услышала, что бабушка зашла в дом из сада и, вздрогнув, запаниковав и едва не выронив посох, поспешила убежать из кухни.
- Нет, бабуль, всё здорово! – Прокричала я уже со второго этажа, побивая свой рекорд по скорости подъёма, и быстро достигла своей комнаты, где и заперлась. Вместе с посохом.
Я держала его подальше от себя, вытянув руку и разглядывая, подозрительно прищурив глаза. Я постаралась себя успокоить, что произошло – то произошло, вот он, посох, настоящий, не плод воображения… Интересно, а как-нибудь назад он складывается? Я кинула серебряный полый посох на кровать, стянула с пола ковёр и, воспользовавшись всё теми же ножницами, сковырнула деревянную крышку. В этот раз открылось всё куда быстрее, я безо всякой боязни, даже с остервенением и рвением кладоискателя, сунула руку в нишу под полом, залазила во все уголки, надеясь нащупать хоть какую-то инструкцию по применению посоха, мало ли, может, в прошлый раз я что-то упустила. Но, вопреки моим ожиданиям, ничего, кроме новой порции пыли и паутины я не отыскала. Я быстро закрыла нишу крышкой, постелила ковёр и уставилась на посох как на врага народа. Мало ли, нельзя не рассматривать вариант, что эта вещица проклята, например. По сравнению с недавними событиями, такой расклад – обыденная мелочь. Почему эта кольцо стало палкой именно в тот момент? Может, были какие-то особенные обстоятельства? Я взглянула на место пореза на своём пальце.
- Точно… - Чтобы не делать новый порез, я начала давить на уже имеющуюся ранку, пытаясь добыть хоть немного крови, думаю, кольцу даже в своём видоизменённом состоянии много не нужно. Пара капель вытекла за пределы ранки, и я незамедлительно намазала кровь на рукоять посоха. Я ждала минуту, две, затаив дыхание, но, ни малейшего намёка на метаморфозу не было. В общем-то, вид посоха меня не волновал, была только одна проблема.
- И где я эту косу хранить буду? – Точнее, серп. Напоминал посох своим видом серебряный серп с длинной ручкой и неострым концом. Странная вещь, даже более чем странная, пугающая. Особенно много подозрений вызывала его трансформация и место обнаружения. Кто-то явно не хотел, чтобы его так просто обнаружили. Кто-то… Но кто? И ведь даже спросить не у кого, к бабушке с этим не обратишься, она не только не даст информации, а ещё чего доброго отнимет эту загадочную вещь. Интернет не работает, а знакомых знатоков оружия, если этот посох можно так назвать, у меня нет. Хотя… Бернт, а лучше сам Эгиль!
- Отлично! – Я с готовностью схватила посох и направилась к двери, но тут вспомнилась наша с ним ссора.
- Чёрт… - Я прислонилась лбом к двери и стукнула посохом по косяку. Просто так к нему теперь не заявишься, просить прощения мне абсолютно не хотелось… А может, этот посох и будет путём к примирению? Мол, привет Бернт, я вот тут нашла одну невероятную фигню, помоги разобраться, это же ты у нас тут самый умный в этих вещах. Здорово, так и сделаю. И нечего бояться, я со всеми так примиряюсь.
«Он – не все». Напомнил язвительный внутренний голос. Ну, да, выделяется из общей массы, но оказывать ему особые почести я не подписывалась. Однако мои собственные эмоции саркастично хихикали надо мной… Так, всё, взяла себя в руки, оделась и пошла! Теперь главная задача – незаметно проскочить мимо бабули. Я тихо отворила дверь, тихо прошла по коридору и также тихо спустилась по лестнице. Как я и ожидала, бабушка хозяйничала на кухне, кипел чайник, вода текла из крана, в общем, был сильный шум, благодаря которому она меня не услышала. Я двумя прыжками преодолела расстояние от последней ступеньки до выхода. Резко открыла дверь и вышла наружу, оставив небольшую щель.
- Бабуля, я ушла! – Проорала я как можно громче и, чтобы бабушка не успела хоть как-то на это среагировать, захлопнула дверь и как можно быстрее побежала по дорожке в сторону дома Бернта. Свой темп я поубавила только тогда, когда наш дом скрылся из виду, и остановилась, чтобы отдышаться. Мне не хотелось потом слушать бабушкины расспросы на тему посоха, откуда взяла, а что это вообще за палочка и в подобном духе. Людей вокруг не было, значит, к дому Бернта я иду правильно. Ещё с минуту постояв, я продолжила свой путь, однако мне встретился совершенно нежданный знакомый…
- Дагмаррр! – Краф спрыгнул с одного из деревьев, росших в ряд параллельно дороге, мне прямо на голову.
- Краф! Не пугай так! Быстро спрячься, немедленно!
Ящер юрко забрался мне за шиворот, перебрался на живот и высунул свою голову из ворота кофты.
- Ты чего здесь забыл? Ты же, вроде, должен со всеми своими обживаться на освобожденной территории. – Спросила я, но на мой вопрос Краф только потёрся о мою шею.
- Соскучился, да? – Ухмыльнулась я. – Ладно, пошли, мне надо помириться Бернтом и показать ему вот эту штуку. – Я продемонстрировала Крафу посох, тот заинтересованно оглядел его и тихонько зарычал.
- Эй, ты чего? – Словно ничего и не было, ящер повернул ко мне свою мордочку.
- Дагмар, Дагмар, Дагмарррр!!! – Суетно проверещал он, выбираясь из моей кофты и спрыгивая на землю. Его когда-то покалеченный хвост почти восстановился благодаря чудодейственной мази, подаренной Ньёдом.
- Куда ты?
Краф явно хотел, чтобы я пошла за ним. Правда я этого не хотела. И всё равно пошла. Он шёл в направлении обратному тому, по которому недавно ходила я. Ящер иногда останавливался, дожидаясь меня, ведь я шла без особого энтузиазма и не особо торопясь. Вскоре мы вышли обратно к моему дому. Я опасливо вглядывалась в окошко, выходящее из кухни, но не заметила в нём силуэта бабушки. Вздохнув с облегчением, но, не теряя бдительности, я уже почти бежала за Крафом. Ящер вёл меня в лес. Опять. Что-то подсказывает мне, беды не миновать.
- Опять в лес? Краф, ты издеваешься? В могилу хочешь меня свести? Или у вас там теперь Годзилла завёлся под деревом?
Краф меня не слушал, но хотел, чтобы я продолжала идти за ним. Я, тяжело вздохнув, ступила на тропку, с которой начались все мои бедовые приключения, и вошла в лес. Ведь Краф от меня не отстанет до тех пор, пока я не схожу с ним, за короткое время нашего знакомства я уже успела запомнить повадки моего чешуйчатого друга. В этот раз он вёл меня строго по тропинке, не уводя в заросли. Обстановка была, конечно, волшебной, правда сейчас я не могла позволить себе расслабиться, я готовилась в любой момент прервать эту экспедицию и повернуть назад, если заподозрю что-то неладное. Пока всё было хорошо, пели редкие птицы, которых я не видела, незримая жизнь в лесу шла своим чередом и это чувствовалось. Тропинка начала расширяться и, в конце концов, Краф привёл меня к развилке.
- Так, всё, было весело, Краф, но я больше в эту игру не играю.
- Даааааг! – Пропищал Краф умоляющим тоном, что у любого мягкосердечного человека на глаза навернулись бы слёзы. Я недовольно фыркнула.
- Нет.
- Дааааг! – Настойчивее пропищал Краф и запрыгнул мне сначала на плечо, а потом перескочил на изогнутый конец посоха и уставился на меня. Зрительный контакт продолжался минуту, после которой я всплеснула рукой.
- Ох, ну, ладно, хорошо, уговорил! Но только посмотреть, что ты там нашёл, ни в какие фэнтезийные сюжеты я ввязываться не буду!
Краф невозмутимо спрыгнул на землю и засеменил по тропинке, уводящей влево, в самую чащу. Сорная трава, корни деревьев, всё постепенно захватывало тропинку, а потом под ногами и вовсе чувствовался только мох, что говорило о том, что тропинка кончилась.

URL
2012-09-04 в 19:46 

Gregoryanna_DiDraker
чувство собственного отстоинства
- Краф! – Но дракон продолжал самоотверженно пробираться дальше, полностью игнорируя мои дальнейшие угрозы о том, что я просто развернусь и уйду. Всё свелось к тому, что шла я от дракона на дистанции метра в три. Иногда я натыкалась на Крафа, становившегося незаметным среди травы, который, лишь заметив, что я намеренно отстаю от него, останавливался и дожидался меня. Наше путешествие продолжалось где-то пять минут, оно было размеренным, совсем не таким, как в прошлый раз, было видно, что дракон никуда не торопится и что никакой катастрофы сегодня в лесу не случилось. Видимо, Краф действительно нашёл просто какую-то интересную полянку, или развалины, или ещё что-нибудь, мне всё равно, главное - чтобы оно не таило в себе опасности. Посох в итоге оказался очень даже полезным, им я не просто проминала траву, окружившую нас, а косила её, внутренняя сторона серповидного конца посоха была весьма острой. Вскоре деревья начали редеть, где-то на глаза попадались каменные поломанные и надтреснувшие плиты, выраставшие из земли. Первая ассоциация с этими странными валунами возникла сама собой.
- Краф, ты что, на заброшенное кладбище меня привёл? – С вызовом спросила я, держась подальше от жутких плит, но ускорила шаг, чтобы догнать Крафа. Он в свою очередь заметил, что я передвигаюсь куда быстрее и тоже ускорил темп.
- Тааам! – Прохрипел дракон, выбегая на небольшую полянку, деревья через пару мгновений оказались и за моей спиной. Траву здесь заменял мягкий ярко-зелёный мох, где-то в море зелени проглядывались каменные расколотые плиты неправильной формы, вероятно, раньше их было здесь больше и они составляли собой аккуратную дорожку, которая вела… Взгляд наткнулся на каменную закруглённую стену, он пополз вверх, всё выше и выше, но стена кончилась только тогда, когда я сильно задрала голову и увидела сначала выступающие из стены деревянные балки, расширяющуюся часть стены, потом окно в этой части и крышу, увенчанную пикой в виде креста, вписанного в круг.
- Краф? – Позвала я дракона, не в силах отвести взгляда от башни. Башни, точь-в-точь такой, какой она была описана Гриммами! Ну, про крест на крыше башни там ничего не говорилось, но башня в целом представляется именно так… Просто воплощение сказки… Из оцепенения меня вывел Краф, отозвавшийся на мой зов и прыгнувший не мне на плечо, а на посох. Чем-то он в этот момент напомнил мне ручного попугая, сидящего на жёрдочке.
- Невероятно, ты только посмотри на это, Краф! – С восторгом произнесла я, переведя взгляд на ящера. Высокая башня, которой невесть сколько лет, которая так прекрасно сохранилась и о которой никто и ничего не знал! Этот лес напоминал чердак, куча всего занятного, но о существовании этих вещей среди общего хлама ты и сам не подозревал… Башня выглядела как-то нереально… По-сказочному. Как у Гриммов, что ли. Однако в этот же момент былое детское восхищение испарилось, ведь мне представился ещё один элемент местной архитектуры, о котором братья Гримм не обмолвились в своём творчестве. Я не заметила их сразу, поскольку башня первой привлекла на себя внимание, но теперь оно полностью принадлежало камням, так неуместно торчавшим из земли в этом, казалось бы, сказочном месте. Одни имели продолговатую форму как у обелиска, другие – форму всё того же обведённого в круг креста, на каждом камне были выдолблены какие-то письмена. Я подошла к расположившемуся ближе всего ко мне кресту и вгляделась в символы… Вроде принадлежали латинице, но написано явно не на норвежском, не на датском или финском языках, наверное, письмена вообще не принадлежат к скандинавской языковой группе. Единственное, что я смогла разобрать, так это слова «Donma» и «Samhuinn». Я не знала, как это читается, если это писалось на ином языке, поэтому даже стараться не стала и поспешно вернулась на разбитую дорожку. Обшарпанные обелиски и кресты не внушали доверия, лишь увеличивая своим жутким видом популяцию мурашек на моей спине. И только сейчас я обнаружила, что голубое прежде небо затянуло по-осеннему серыми тучами, солнце исчезло и всё вокруг теперь выглядело выцветшим. Моментальная перемена погоды усугубляла жутковатую обстановку, как и резко нахлынувший кратковременный поток холодного ветра. Неприятно зашелестели жухлые листья на кривых деревьях. Взгляд вновь устремился вверх, туда, где окно.
- Интересно, что же там? – Пробубнила я, на что Краф незамедлительно отреагировал. Он оттолкнулся от посоха, допрыгнул до стены и, быстро перебирая лапками и цепляясь за особо сильно выступающие камни, направился к окну.
- Краф, постой! – Я не надеялась на то, что мои уговоры подействуют, вырвалось это восклицание как-то спонтанно. Естественно, ящер не обратил на меня своего внимания и уже был почти возле окна. Но, стоило ему только немного перевалиться через оконный проём внутрь башни, стеклянная витражная рама была открыта, как послышался крик. И крик принадлежал уж точно не Крафу. Хотя потом дракон тоже заверещал, когда вывалился из окна и, вспорхнув, подлетел к моим ногам.
- Что там было?! – Я вглядывалась в окно, из которого недавно вывалился дракон, и заметила движущиеся тени. Вскрик был похож не на женский, не на мужской, а скорее на детский. И я незамедлительно двинулась поближе к стене башни.
- Эй! – Крикнула я, надеясь, что загадочная личность выглянет из окна. Одна часть меня этого не хотела и боялась, только вот другая быстро её заткнула. – Ты кто? Я знаю, что ты там! – Результат не изменился.
- Или ты показываешься мне, сейчас, или я залезаю к тебе сама! – Молчание. – Вместе с драконом! – С угрозой в голосе крикнула я. Тень мелькнула ещё раз, но из окна так никто и не показался.
- Ну, хорошо! Я иду! – Давая последний шанс неизвестному, повременила с альпинистскими приёмами и постояла ещё немного. – Я дала тебе последнюю попытку, всё, я поднимаюсь! У меня разряд по спортивному скалолазанию! А ещё у меня дракон! – Напомнила я.
- Ладно… - Пробубнила я, снимая кожаный ремень, засунула посох за ворот кофты, затянув ремень под грудью. Лезть было очень высоко, но мне очень хотелось увидеть неизвестную личность. Я ухватилась за выступающий камень рукой, ногу поставила на другой и уже приготовилась к тяжелому подъёму на немаленькую высоту, как сверху послышалось:
- Хорошо! Можешь подняться, но… Оставь дракона там, пожалуйста! – Взмолился ребёнок, возможно мальчик и я отлепилась от стены.
- Согласна! А ты помоги мне!
Только я успела завершить своё условие, как рядом со мной упала тяжёлая, толстая коса белоснежного цвета, а не золотого, как у классической Рапунцель.
- Краф, посиди здесь, хорошо? Если что – ты услышишь мой крик.
Дракон недовольно заворчал, но меня послушался. Я неуверенно схватилась за косу обеими руками и подёргала. Вроде надёжно закреплена, можно лезть. Да, не каждый день такое случается, далеко не каждый… Наверное, в тот момент я утеряла ощущение реальности и делала всё как во сне, когда творишь какой-то бред, будучи уверенным в естественности всех своих действий. Я упёрлась одной ногой в стену, потом второй. Потом с трудом перемещала их, мне такой подъём казался более чем неудобным, и как только старуха в сказке могла с такой лёгкостью каждый раз подниматься на вершину башни? Пару раз нога соскальзывала, я едва не вскрикивала, но продолжала свой путь, пока не добралась до окна. Я перевалилась через него и упала на спину. Посох врезался в позвоночник, и я невольно простонала.
- Ты в порядке? – Спросил некто тоненьким голосом, и я сразу же подскочила на ноги, встав в боевую стойку. Передо мной стоял… вроде бы мальчик. Довольно острые черты лица, резковатые для девочки скулы, худая фигурка. На вид ему было лет одиннадцать-двенадцать, и одет весьма странно. Словно не из нашего времени, а из Средневековья пришёл. Но одежда была чистая, не мятая, сразу видно, за ним ведётся хороший уход. И белоснежные волосы невероятной длины также блестели здоровым блеском и были аккуратно расчёсаны и заплетены в толстую косу. Обстановка в комнате тоже была явно не хай-тековская, простой деревянный стол, невысокая кровать с покрытым сверху одеялом из разных лоскутков, на полках стояли белые длинные свечи в простеньких подсвечниках.
- Дракон не с тобой? – Опасливо спросил мальчик, заглядывая мне за спину.
- Нет, но если будешь плохо себя вести – я его позову. – Сурово сказала я.
- Пожалуйста, не надо! – Взмолился ребёнок так, что мне даже стало его немного жалко.
- Тихо, не реви только!
- Я и не реву. – Обиженно отозвался мальчик.
- Вижу…
- Ты колдунья? – С напускным вызовом спросил мальчик, но глаза выдавали боязнь.

URL
2012-09-04 в 19:46 

Gregoryanna_DiDraker
чувство собственного отстоинства
- Я? – Ошеломлённо спросила я. – Нет, с чего ты взял?
- Тебя слушаются драконы, а они любят слушаться только колдунов и колдуний. И ещё у тебя волшебная палочка есть. – Мальчик кивнул на посох, чей крюковидный край выглядывал из-за моей спины.
- Ну, во-первых, Крафнир слушается меня далеко не всегда, а во-вторых – это посох, и вовсе он не волшебный... Наверное… - В последнем моём утверждении я была не уверена абсолютно.
- Не волшебный? – Удивлённо спросил он. – А зачем он тогда тебе?
- Не знаю… Я хотела показать его своему другу, чтобы он мне помог разобраться… - Я не понимала, зачем я всё это рассказываю мальчишке, чьего имени даже не знаю.
- Тебя как зовут хоть?
- Мэлис Артур. А тебя? – С детской заинтересованностью спросил мальчик.
- Дагмар Свенссен.
- Свенссен – твоё второе имя?
- Нет, это фамилия. – Сказала я.
- Фамилия? Что это?
- Однако… - Озадаченно произнесла я, подходя к Мэлису поближе. – Фамилия – это имя, данное какой-то одной семье. Как династия, только маленькая и неизвестная.
- Как у королей? – Уже начиная расслабляться, заинтересованно уточнил Мэлис. Он тоже сделал шаг ко мне.
- В общем-то, да. – Кивнула я.
- А почему Свенссен?
- Потому что когда-то давно мой предок был сыном Свена. Дословно это звучало бы как, допустим, Эдмунд сын Свена. Таких фамилий много.
- Здорово… А у меня нет фамилии. И папы нет. – Грустно сказал мальчик, опустив глаза в пол.
- У меня тоже. И мамы нет.
- Почему? – Удивлённо спросил Мэлис. – Ты что, совсем одна?
- Мама и папа умерли, но я не одна, у меня есть бабушка, Краф, и один мой хороший приятель…
- Ух ты, здорово, я с бабушкой тоже живу! Только она мне не родная. И совсем не выпускает меня отсюда… - Мальчик обошёл меня и подошёл к окну, положив на подоконник руки. – Но она меня любит.
Может быть, опираться в своих догадках на детские сказки, придуманные много лет назад, было глупо, однако окружающая обстановка и нахождение в ней Мэлиса мне подсказывала, что старуха, кем бы она ни была, водит мальчугана за нос.
- Сколько лет ты здесь сидишь? – Нахмурившись, спросила я.
- Всю жизнь. Мне, кстати, двенадцать, скоро тринадцать будет. А тебе?
- А, мне пятнадцать. – Сказала я. – Что это за камни? – Я указала пальцем в оконный проём, за ним была земля, усеянная неприветливыми архитектурными элементами.
- Они защищают нашу башню от посторонних людей.
- Да? – Нервно усмехнувшись, произнесла я, подозревая, что камешки эти носят на себе несколько иные функции.
- Как ты сюда прошла, если ты не колдунья? – Резко развернувшись, громко спросил Мэлис.
- Я… Я не знаю. Меня дракон привёл, может, он какими-то волшебными свойствами обладает… - Оправдывалась перед этим мальчишкой как перед полисменом, надо же! Скоро я себя перестану уважать такими темпами.
- Это всё твой посох!
- Этот день – первый, когда я держу эту палку в руках, ясно тебе? Мой дедушка был кем-то вроде волшебника, он мог наслать на меня защитное заклинание, не знаю я, как я сюда пробралась, хоть убей! – Я заметила, что перешла на крик, чем немало испугала Мэлиса. Он испуганно распахнул глаза, выжавшись спиной в подоконник.
- Прости, я не хотела накричать… Я просто…
- Устала. – Заворожённо продолжил за меня мальчик. – Ты так мало живёшь, а уже устала… - Мэлис не спеша подошёл ко мне и взял за руку. Сейчас, когда я смотрела ему в светло-серые глаза, он казался мне намного старше меня самой.
- Ты была воином, ты убивала, спасала, а сама… Тебя никто не любит… - Печально сказал мальчик, словно это его никто не любил, а не меня. Но вместо того, чтобы возмутиться на это утверждение, я лишь слабо шевельнула губами:
- Я знаю.
- Ты одинока…
- Откуда ты знаешь? Зачем ты это говоришь? – Мэлис странно влиял на меня, мой голос начал срываться, глаза щипало, я словно размякала.
- И ты боишься плакать…
- Ничего я не боюсь! – Закричала я, давая волю эмоциям, накатившим на меня шквалистым потоком.
Мэлис крепче сжал мою ладонь, когда я попыталась её отнять от его руки, в глазах сверкнула давно знакомая старая добрая вспышка, и я снова увидела…
- Я ничего не боюсь! – Кричу я Ундину, стоя перед ним на залитом солнечным светом зелёном лугу.
- Я ничего не боюсь! – Со слепой яростью бью чересчур задиристого одноклассника небольшим кулаком в челюсть.
- Ничего я не боюсь! – Шёпотом кинула я через плечо ребятам, закрашивая баллончиком объективы школьных камер видеонаблюдения. За спиной послышался одобрительный гогот.
- Тюремный срок? Напугали… - Допросная комната в полицейском участке, выражение взглядом и тоном моего ответа полного презрения к полисмену.
– Да я описаться готова от страха, а ты ещё спрашиваешь, боюсь ли я! – Мы с Бернтом стоим перед лесом, парень хочет, чтобы я пошла с ним. Когда это было, пару дней назад? А может пару лет?
Пришла в себя я уже сидя на полу, держась за тёплую ладошку Мэлиса, навзрыд заливаясь слезами.
- Он обижен на тебя… - С укоризной в голосе произнёс он.
- Да… - Едва произнесла я, не в силах остановить поток рыданий, между тем прекрасно понимая, что со мной творится что-то из ряда вон выходящее и с этим нужно заканчивать.
- Ты причинила ему боль. – С сожалением. – Но он хочет простить тебя.
- Почему?.. – Невнятно прохрипела я.
- Ты его друг…
Не успел Мэлис довести мысль до конца, как мы оба услышали угрожающее рычание со стороны окна. Краф, вероятно, услышав мою истерику, забрался по башне наверх, чтобы прийти ко мне на помощь.
- Дагмаррр! – Закричал он, расправив крылья и оскалив мелкие, но от этого не менее острые зубы.
Мэлис выпустил мою руку и метнулся за мою спину, запнувшись о собственную косу и с грохотом рухнув на пол. Меня в этот момент словно ударило током, ясность мысли вернулась, грудь перестали разрывать рыдания, эмоции вдруг как будто отключились. Я поднялась на ноги и спешно подошла к присевшему в атакующую позу дракону.
- Тихо, Краф, всё нормально! Не пугай его, он очень сильно тебя боится.
Краф, перестав скалиться, резко изменился, став тем самым беспечным маленьким крылатым ящером, каким и являлся всегда. Он спрыгнул на пол и, стуча по нему коготками, прошмыгнул между моими ногами к мальчишке, пятившемуся от дракона подальше.
- Не бойся его, он ещё маленький и не причинит тебе зла. – Небрежно сказала я, и на Мэлиса мой совет подействовал, мальчик перестал дёргаться, только не бояться. Краф заинтересованно глядел на него, нюхал бледную ладошку, а потом даже лизнул, заставив Мэлиса боязливо её отдёрнуть. Крафнир никак на этот жест не отреагировал, а поэтому не помедлил забраться к Мэлису на колени и опереться передними лапками в грудь. Мальчик едва дышал.
- Крррафниррр! – Представился Краф. Мэлис ничего не ответил, только испуганно смотрел на дракона. Краф похлопал лапкой по груди мальчика и по-птичьи чуть склонил маленькую голову набок, ожидая, пока Мэлис не представится сам.
- Что он хочет? – Отнюдь не плаксиво, но с опаской спросил мальчуган.
- Знать твоё имя. – Я с насмешкой наблюдала за этим процессом знакомства, небось, сама выглядела не лучше, чем Мэлис, мальчишка ещё относительно неплохо держится. Я вон, едва не угробила Крафа граблей для рассады при нашем с ним первом знакомстве.
- М… Мэлис… - Неуверенно произнёс мальчик.

URL
2012-09-04 в 19:47 

Gregoryanna_DiDraker
чувство собственного отстоинства
- Мэрррлишш… - Прошипел Краф, мальчик даже улыбнулся его смешному наречию.
- Нет, Мэлис.
- Ему трудно говорить такие мягкие имена. – Прервала их общение я. – Краф.
Дракон слез с мальчика и запрыгнул мне на плечо. Мэлис неотрывно глядел на меня когда поднимался.
- Ты точно колдунья… Сильная, я знаю, я видел…
- А ты явно не так прост, как кажешься. – Резко перебила я мальчика, с прищуром разглядывая его. – Что ты только что со мной сделал? – С недоверием поинтересовалась я. Мэлис на меня явно как-то воздействовал, вызывал воспоминания, буквально заставлял плакать. Такое вмешательство в моё психическое равновесие мне совершенно не понравилось.
- Прости, я… Не знаю, что со мной происходит в такие моменты. Иногда мне жутко хочется прикоснуться к моей бабушке, однажды мне это удалось, и я что-то увидел… Что-то нехорошее, но я не смог разглядеть точно. Она очень сильно ругалась на меня, пока я держал её за руку, а потом успокоилась… Больше она не позволяла мне этого делать. – Тихо закончил мальчик.
- Почему у тебя нет родителей? – Мои, казалось бы, ничем не обоснованные подозрения по поводу этой мифической «бабушки» начинали сбываться.
- Бабушка сказала, что мой отец отдал меня ей. Сказала, что он не любил меня, боялся того, что я умею, и просто избавился. – С совсем небольшой долей печали произнёс мальчик, может потому, что сам не до конца этому верил… - Твои мама с папой тоже тебя бросили?
- Давай не будем о моих родителях, хорошо? – Раздражённо сказала я. – Твоя бабушка говорила тебе, почему она заперла тебя здесь? – Я продолжила свой допрос.
- Да. Она говорила, что там, снаружи, очень много злых и плохих людей, таких, как мой папа. Это правда? – Спросил Мэлис.
- Ну, в какой-то степени… Только твоя бабушка забыла тебе сказать, что в мире есть ещё и очень хорошие люди. Может быть, они просто очень глупы, но они не способны причинить зла.
- Ты знаешь таких людей? – Мальчик сел на плетёный разноцветный коврик передо мной, как будто я рассказывала ему сказку.
- Конечно. – Я решила последовать примеру Мэлиса и тоже сесть на пол. Для удобства я сняла с себя ремень и вытащила из-за шиворота посох. Взгляд мальчугана устремился прямо на него. – Например, одна девочка и её брат.
- Как их зовут? – Я приготовилась к тому, что сейчас Мэлис будет засыпать меня вопросами. Судя по всему, сидя здесь, он совсем не знал устройства мира.
- Кристе и Агейр.
- Какие странные у вас всех имена… Рычащие какие-то, у нас таких не так много.
- У вас? – Не поняла я.
- У кельтов. – Уточнил мальчик. Я удивлённо расширила глаза.
- Кельтов? Но почему ты тогда знаешь норвежский? И что ты вообще здесь делаешь?
- Где? – Мэлис явно не понимал, к чему я клоню.
- В Норвегии. Ты же кельт, как ты сказал, ты и должен жить где-нибудь в Ирландии, в Уэллсе, что там ещё есть…
- Норвегия?
Да, дело плохо, судя по всему, старуха совсем запудрила бедному мальчику мозги. Засунула в башню, говорит, что он кельт и не раскрывает тайны его местонахождения, здорово. Мэлиса спасать надо.
- Скандинавия. Там живут викинги, как мне помнится, бретонцы называли их норманнами или датчанами. – Уточнила я и в глазах мальчика забрезжили искры просвещения.
- А, понятно! То есть ты – норманн?
- Ну, получается, что да, по сути. Хотя у меня столько отцовских родственников из Германии и Австрии, что там даже и не разберёшься сразу. – Понимания в глазах Мэлиса, после названных мною стран, исчезло.
- Там галлы жили.
- Ты ещё и галл? – С восторгом воскликнул мальчик.
- Да, я нормано-галл.
Мэлис засмеялся.
- С тобою интересно… Ты так много рассказываешь. Бабушка никогда ничего мне не рассказывала, кроме некоторых сказок. Говорит, что в мире сейчас нет ничего хорошего и что знать мне это не надо.
Тут мне словно в голову что-то ударило, а сердце ушло в пятки.
- А когда бабушка должна к тебе прийти? – Вкрадчиво спросила я.
- Не знаю, но, мне кажется, скоро, сегодня она ко мне ещё не заходила… - Мальчик тоже напугано взглянул на меня. – Тебе нужно быстрее уходить! Бабушка страшно разозлится и тогда тебе будет плохо.
- Я уйду только с тобой. Тебе нельзя здесь оставаться. – Твёрдо сказала я, сжав в руке посох.
- Нет… Нет, ты что! – С ужасом в голосе сказал Мэлис, чуть отодвинувшись от меня, словно я представляла угрозу. Возможно, когда я как-то по инерции схватилась за посох, я и выглядела как человек, представляющий опасность, поэтому отложила посох.
- Неужели ты всё ещё не понял, что эта женщина, которая даже не родная тебе, дурит тебе голову? Ты хоть знаешь, какой сейчас на улице год? И тебя не настораживал мой внешний вид, а?
Было видно, что я успешно посеяла зерно сомнения, мальчик нахмурил свои белёсые брови и сжал губы.
- Скажи, ты знаешь, как переводятся слова… Я не смогу их произнести верно, дай мне бумагу и ручку.
- Бумагу и что? – Переспросил Мэлис, поднимаясь на ноги и подходя к столу. Я хлопнула себя по лбу.
- Бумагу и карандаш… - Поправила я себя. Он всё принёс, Краф спрыгнул на пол и начал следить за тем, что я пишу. Я постаралась написать те слова, которые были начертаны на камне.
- Вот. Что они значат?
Мэлис вгляделся в буквы.
- Домну и Самайн… Домну – богиня демонов, а Самайн… Первый день зимы, праздник мёртвых. – Тихо прошептал мальчик.
- А когда этот праздник? – Меня охватил странный азарт, как будто я сейчас разгадаю сложную головоломку.
- С тридцать первого октября на первое ноября.
- Так, Хэллоуин у католиков… - Я задумалась, а потом в голове возник следующий, возможно, решающий вопрос. – Ты говорил, что у тебя скоро день рождения… Когда он?
- Он… В Самайн.
Фраза прозвучала из уст как приговор. Видимо, Мэлис сам уже начал понимать ход моих мыслей и к чему я веду. Очень умный мальчик, молодец.
- Только не говори, что число тринадцать у кельтов счастливое… - Неуверенно закончила я предложение, вглядываясь в понурое выражение лица Мэлиса, которое очень красочно отвечало на мой вопрос.
- Здорово… - Выдохнула я, снова берясь за посох и поднимаясь на ноги. – Твоя бабка - ведьма?
- Ага… - Тихо ответил он, тоже вставая с пола. – Точнее, она почти как друид…
- Не суть. – Я оглядела окружающее пространство. – Ты сам-то не задумывался, почему ты так странно живёшь?
- Нет… До того, пока не дотронулся до бабушки. Я говорил, что увидел что-то нехорошее… - Мальчишка был подавлен, ещё бы, мир, в котором он жил свои двенадцать лет рушился на глазах.
- Понятно… Ну, что, собирайся, бери с собой то, что не хочешь оставить. Вон, книжки, например…
- Дагмаррр! – То кричал Краф, свесившись с подоконника и глядя вниз.
- Ох твою ж… - Начала выражаться я, как снизу послышался старушечий крик.
- Мэлис! Радость моя, ты меня увидел заранее, не так ли? – Чересчур сладким голоском пропела старуха. Меня передёрнуло. Мальчик ойкнул, когда его коса натянулась, и он повалился на пол.

URL
2012-09-04 в 19:48 

Gregoryanna_DiDraker
чувство собственного отстоинства
- Мэлис? Ты не закрепил косу? Быстрее, я тебе принесла кое-что вкусненькое! – Эта старая ведьма нравилась мне всё меньше и меньше, с каждым её словом, которое так и сочилось ядом.
- Иду бабуль! – Мальчик поспешно обмотал часть косы вокруг металлической ручки, торчащей рядом с окном. Краф спрыгнул на пол и забрался на посох.
- Что делать будем, дружище? – С опаской поинтересовалась я.
- Кхххш!!! – Оскалился Краф и передал немного и мне своего боевого настроя. Мне казалось, что прятаться нет абсолютно никакого смысла, да и негде, собственно, поэтому я взяла Мэлиса за предплечье и подвела поближе к себе, благо длина косы позволяла это сделать.
- Не бойся, мы не дадим тебя в обиду.
Мальчик прижался ко мне, и я приобняла его за плечи. Старушечье кряхтение становилось всё ближе, напряжение всё росло, посох под моими пальцами становился горячее. Ладошка Мэлиса коснулась моей руки, но в этот раз истерики не было, была до боли знакомая уверенность в своих силах… В глазах снова всё побелело, теперь я стояла не в тёмной комнатушке на вершине башни, а в лесу, на опушке, рядом с дедушкой.
- Дагмар? Дагмар! Ты слышишь меня? – Неизменно мягкий, но всегда вселяющий надежду голос дедушки отозвался в моей голове. Яркость красок всё уменьшалась, контраст приходил в норму, и глазам больше не было больно.
- Да. – Отозвалась я.
- Будь внимательнее. Тьма и страх гораздо легче могут проникнуть в тебя, чем ты думаешь.
Я поджала губы, недовольная своим результатом, свет опять никак не хотел собираться в единый клубок.
- Когда-нибудь он достанется тебе. – Продолжил дедушка. - Он будет твоим и только твоим, часть моей души и силы будет в нём, рядом с тобой.
Дедушка взял мою ладошку и вложил в неё… кольцо.
- Просто верь. – Добродушно улыбнулся дедушка и пропал. Пропал его образ, пропала поляна, я вновь стояла в комнате, готовясь защищать испуганного до смерти мальчишку, а в голове всё звучали отголоски слов о вере.
- Я и верю. – Ответила я в пустоту, в этот момент в оконном проёме показался тёмный сгорбленный силуэт.
- Мэлис, милый мой, отчего же так долго, я начала волноваться…
Сначала женщина не видела меня, перелезая через подоконник и следя за тем, чтобы ничего не вывалилось из корзинки, которую она держала в иссохшей руке. А потом она встретилась взглядом со мной. Признаться честно, я была почти готова выброситься из башни, но удержалась, не выпуская из памяти дедушкиных слов.
- Ты кто? – Хрипло, грозно, от той ядовитой сладости в голосе ничего не осталось, спросила ведьма. Именно ведьма, она не женщина даже. Не человек, раз собиралась что-то сделать с этим мальчиком.
- Я – Дагмар Свенссен, и ты не получишь Мэлиса, для чего бы он тебе не понадобился. – Уверенно отчеканила я. Невероятно, я думала, что и слова не смогу выговорить… Мэлис по прежнему держал меня за руку.
- Мэлис? Разве ты хочешь уйти? Что тебе наговорила эта ведьма?
- Уж кто здесь ведьма – так это ты, карга старая! – Наверное, с каргой переборщила…
- Повторяю, ты не получишь этого мальчика. Пропусти нас так, или мне придётся забрать его силой. – Что я несу? И как я это себе представляю? Буду избивать съехавшую по фазе старуху ногами и металлической палкой? Может быть, посох в бейсбольную биту трансформируется, а?
- Я вижу, что ты очень глупа… - В голосе теперь уже появилась угроза. – Мне бы не хотелось убивать тебя, мне это не нужно, поэтому я даю тебе шанс уйти сейчас. Быстро.
Убивать? Отлично, всё-таки я была лакомым куском для приключений… Надо было раньше отсюда уходить, раньше! А лучше было бы и не появляться здесь вовсе… Думаю, что нет у меня таланта к тому, чтобы вовремя остановиться и уйти, как я планировала на пути сюда. Вот, пожалуйста, результат, достойный уважения.
- Уйдём мы только с ним. – Краф, словно поддакивая мне, громко рыкнул на старуху, извергнув маленький язык красного пламени.
- Что же, попробуй. – Усмехнулась старуха и резко сунула руку в корзинку. Я поняла, что сейчас будет какой-то выпад.
- Мэлис, под кровать! – Скомандовала я, отталкивая мальчика от себя, разрывая наш контакт. Теперь страх перед старухой был куда более ощутим.
Я на секунду отвлеклась от ведьмы, чтобы проследить за тем, как Мэлис спрячется, и обернулась только тогда, когда заверещал Крафнир. Старуха сжимала в ладони какие-то тёмные колючки, впивавшиеся в её кожу до крови, чьи капли падали на пол. При этом ведьма что-то шептала им, я не могла разобрать что, но через ещё одно мгновение мне было всё равно, так как старуха кинула колючки в меня. Я попятилась и запнулась о косу Мэлиса, но это было даже к лучшему. Несколько колючек пролетели мимо меня, другие, спрыгнув с посоха, поджёг Краф, но штуки две, наверное, воткнулись мне в бровь, одна – под глаз, и ещё одна чудом в него не попала, врезалась в место между переносицей и веком. Я рукой смахнула их, было совсем немного больно, и я поняла, что сделала это очень даже вовремя, ведь колючки начали разрастаться, превращаясь в небольшие кустики терновника. Я повернула голову к старухе.
- Ты не понимаешь, этот мальчик – жертва. У тебя всё равно не получится забрать его. Он привязан к этому месту своими волосами, которые…
Ведьма не успела закончить. Я, как человек невежественный в делах магических, не поняла, что имела в виду старуха по поводу волос, точнее, я не видела проблемы в том, чтобы просто взять и разрубить белую косу мальчика. Собственно, это я и сделала, ударив прямым концом посоха по растянувшейся радом с моими ногами косе. Эффект был неожиданным… Так бы коса, понятное дело, от одного удара посохом не отрезалась, но здесь волосы буквально разлетелись в разные стороны, разрываясь пополам и создавая вокруг себя кратковременные вспышки, как от бенгальского огня. Волосы, которые теперь не принадлежали Мэлису, на срезе чуть обгорели, чуть осыпавшись серебристым пеплом. Я подняла глаза на старуху, которая, судя по её гневному и шокированному выражению лица, не ожидала такого поворота событий.
- Как ты это сделала… Ты кто такая? – Голос ведьмы дрожал, её спокойствие, и уверенность в собственных силах пошатнулась, что наоборот только прибавило мне твёрдости.
Честно говоря, я сама не понимала, как это получилось, я всё делала чисто рефлекторно, по неожиданному порыву.
- Я тебе уже назвала своё имя, может, тебе паспортные данные предоставить? – Грубиянствовать в сложной ситуации – хороший выход, всегда разряжает обстановку.
- Краф, разгреби терновник, вытащи Мэлиса! – Крикнула я дракону и он сразу же приступил к делу. Обзору что-то мешало, что-то, что прилипло к лицу. И дотронулась до глаз пальцами и посмотрела на побраговевшие подушечки. Кровь из ранок, сделанных колючками, я уже и забыть успела про них…
- Ты не посмеешь… - Старуха достала из рукава своего тёмного балахона небольшой искривлённый деревянный прутик с резьбой и направила на меня. Я, в противовес этому, наклонила на неё посох. Ведьма усмехнулась.
- Ты ещё дитя, ты даже не понимаешь, как нужно им пользоваться…
Видимо карга поняла, что разрыв косы Мэлиса был, практически, случайным приёмом и что во второй раз у меня вряд ли получится также… Что же, придётся надеяться на удачу и только на неё.
- Ничего, сейчас у меня есть отличный шанс попрактиковаться. – С напускной самонадеянностью ответила я. Старуха оскалила в злобной улыбке гнилые зубы и подняла руку, чтобы сделать пасс палочкой.

URL
2012-09-04 в 19:48 

Gregoryanna_DiDraker
чувство собственного отстоинства
Я, отреагировав на движение, собралась взметнуть вверх посох, молясь, чтобы это хоть что-то дало, но вместо того, чтобы призвать гром, молнию, смерч или конец света, позорно выронила его. Посох выскользнул у меня из влажной ладони, я с разочарованным удивлением наблюдала за тем, как он приближался к полу… Я испытала в этот момент сильнейшую обиду и стыд за свою неуклюжесть, я даже чуть зажмурилась, но тут случилась непредвиденная вещь. Посох ударился прямым концом о пол и, старуха не успела ничего предпринять, из блестящего шарообразного конца серпа выстрелил яркий белый луч. Выстрелил прямо в старуху, которая с поросячьим визгом вылетела в распахнутое окно. Ситуация была – комичнее не придумаешь. Застывшая я, с перекошенным от удивления лицом и вытянутой рукой, посох, со звоном упавший на пол, рядом Краф, вытаскивающий Мэлиса за косу из практически полностью сожжённых терновых кустиков, и не стоит забывать о только что вылетевшей из окна бабушке… Я, отмерев, схватила посох и, высунув сначала из окна его, а потом и свою голову, увидела, что у основания башни теперь располагались заросли терновника, из которых доносился сдавленный крик. Бабулька, видимо, заколдовала все колючки, что были в корзинке, а вне неё они мигом начинали разрастаться… Напомним, что карга до последнего не выпускала из своих ручонок, похожих на куриные лапы, эту самую корзинку…
- Ау! Какая нелепая смерть… - С театральным сожалением покачала я головой, рядом, издав противный звук, на подоконнике примостился Краф.
- Беее! – Пискнул он.
- Бабуля… - Всхлипнул Мэлис, но я положила руку ему на плечо.
- Не переживай так сильно, подумай только, для чего она тебя растила все эти почти тринадцать лет, подумать страшно…
Я окинула взглядом комнату.
- Ну, что, будешь брать с собой чего-нибудь? – Спросила я у мальчика, но тот мотнул головой.
- Нет, не хочу. Это ложь всё… - Разочарованно произнёс он.
- Я бы не стала так категорично. До сегодняшнего дня я тоже думала, что Рапунцель – это просто сказка.
- Рапунцель? – Непонимающе спросил Мэлис.
- Я тебе потом как-нибудь расскажу эту сказку, и ещё много других, ты только напомни мне, а то ведь забуду. Но сейчас нам надо уходить. – Уверенно произнесла я, подходя к столу и беря с него совсем небольшую книжку. На ней было написано «Истории острова Мэн» на норвежском и на ещё каком-то языке. Я засунула книжку себе за пояс брюк сзади, огляделась в поисках ремня, но не нашла его. Ничего, не велика потеря, новый куплю. Мы быстро привязали остаток косы Мэлиса к железной ручке и начали спускаться по очереди. Краф слез вниз по стене, я спускалась по косе, в этот раз не выпуская и рук посоха. Это, конечно, было сложнее и опаснее, но я справлялась. Подо мной были кусты терновника, угодить в которые у меня не было никакого желания, поэтому я, сильно оттолкнувшись ногами от стены, отпустила косу и приземлилась на землю. Теперь я ждала, пока спустится Мэлис. Он старался делать всё так же, как делала я, только медленнее и с большей осторожностью, он же ведь впервые спускался по собственным волосам. Но спустя минут пять, он тоже стоял на сыром мхе, совершенно босой.
- Ну, как тебе внешний мир? – Поинтересовалась у него я с ухмылкой.
- Здорово… - Произнёс мальчик, оглядываясь по сторонам, наклонился, чтобы потрогать мох руками.
- Ладно, я ещё проведу тебе экскурсию по лесу, а сейчас нам нужно быстрее бежать из этого проклятого места…
Я едва успела завершить своё предложение, как Мэлис вскрикнул и упал на землю. В его лодыжку впилась старушечья окровавленная рука.
- Ты никогда отсюда не уйдёшь! – Прокаркала ведьма и я услышала мерзкий хруст, а за ним и истошный крик мальчика.
- Да сдохни же ты наконец! – Прокричала я, замахиваясь на старушечью руку посохом, и разрубила запястье серповидным концом, освободив Мэлиса.
- Ты поплатишься за это душой, грязная нормандка! – Хрипела старуха, когда я заметила, что терновые кусты начали разрастаться вверх и немного вширь.
- Бежим! – Закричала я.
- Не могу! – Простонал Мэлис, и я взглянула на его ногу. Она покраснела и опухла, чуть изогнулась под неестественным углом вбок, налицо был перелом.
- Карга… Ничего, не получишь ты ни меня, тем более ни его! Быстрее, Крафнир, будешь показывать нам дорогу!
Дракон услышал меня и побежал впереди нас. Я постаралась поднять мальчишку на руки, но мешался посох.
- Мэлис, держи его крепко, слышишь?
- Да…
Я спешно сунула мальчику посох, а самого Мэлиса взяла на руки. Неслась я вслед за Крафом, словно не чувствуя веса мальчугана. За собой я слышала хруст веток, воронье карканье, однако, сколько я не оглядывалась, погони за собой не видела, только темнеющее марево там, где должна быть башня. Краф словно специально выбрал самую свободную от деревьев и каменных плит и крестов дорогу. Вскоре пугающие камни закончились, деревья приобрели нормальную форму, а сквозь их кроны забрезжил алый солнечный свет. Неужели уже наступил вечер? До самого конца я не ослабляла бега, хотя горло ныло от частого дыхания, во рту пересохло, да и перед глазами начали уже мелькать белые точки.
- Краф, долго ещё? – Спросила я, когда внезапно мы вывалились прямо на пустующую проезжую часть. Я попыталась примерно сориентироваться и подумала, что находимся мы на въезде в город, где-то поблизости, наверное, должен быть тот самый колодец, где мне пришлось искупаться.
- Отлично… Всё, пришли… - Устало произнесла я, но Мэлиса не отпустила. Я перешла дорогу и, достигнув обочины, принялась шагать в сторону города, туда, где должны быть дома.
- Куда мы идём? – Устало спросил Мэлис, крепко сжимая в руках мой посох.
- К другу… Он должен быть здесь, рядом… Теперь этот город будет твоим домом. – Сипела я, не останавливая, но уже заметно замелив свой шаг.
Нам встретилась парочка опрятных домиков для продажи, потом чей-то дачный участок, на котором не маячило ни одной живой души. Рядом семенил по дорожке Краф, тоже выбившийся из сил.
- Тебе бы вернуться домой, твои, верно, переживают, да и Бернт на порог тебя не пустит. – Сказала я дракону. Тот остановился, кивнул, запрыгнул мне на плечо, отчего я простонала, и лизнул мальчика в лицо.
- Лети уже. – Дракон спрыгнул на землю, побежал в лес и скрылся в зелени деревьев.
- Странно… Вроде бежали недолго, почему мы оказались едва ли не за пределами города? – Бубнила я под нос.
- То место заколдовано. Время там идёт медленней и сбивает с толку всякого, и мутит разум… - Мэлис положил голову мне на грудь.
- Не переживай, сейчас придём, сейчас… - Я едва не вскрикнула, когда увидела блистающий под вечерним солнцем мотоцикл Бернта, стоявший возле его дома. У меня даже второе дыхание открылось, и я снова побежала. В дверь постучалась ногой, надеясь, что хозяева дома. К двери никто не подходил секунд десять, я даже начала волноваться, но тут внутри дома послышался топот ног.
- Дагмар, что с тобой?! – С порога накинулся на меня с расспросами Бернт, как только дверь отворилась, он будто знал, что к нему пришла именно я в не очень благоприятном состоянии.
- Не что, а кто. Знакомься, это Мэлис Артур. – Произнесла я. – Пропустишь? – После этих слов парень посторонился, пропуская нас внутрь. Я прошла сразу в гостиную и положила Мелиса на диван. Когда я аккуратно укладывала ногу мальчика, он сдавленно простонал.
- Сломала… Мерзкая тварь, сломала ногу… - Бубнила я, осматривая покрасневшую часть лодыжки Мэлиса. – Ничего, гореть ей в аду… Или в колючках ползать до скончания веков…
- Дагмар? – Позвал меня Бернт.
- Номер херра Хёугли есть? – Проигнорировав зов Бернта, спросила я деловым тоном.
- Кажется, есть… А что?
- У пацана нога сломана, а Хёугли – хороший травматолог, по себе знаю… - Хрипло отозвалась я. – Где телефон?
- Там. – Парень указал в коридор. – Там же телефонная книжка, пошли…
- Нет, останься с Мэлисом и следи за ним. Мало ли, что может случиться…
«Мало ли, вдруг старая ведьма и тут до него доберётся…»
Я вышла в коридор. Там был небольшой комод, на нём телефон дисковый, раритет, рядом жёлтая книга с изображённым на обложке телефоном. Полистав его немного, я наткнулась на фамилию Хёугли, отыскала ниже имя Якоб, и набрала телефон. После нескольких гудков трубку подняли.
- Алло?

URL
2012-09-04 в 19:49 

Gregoryanna_DiDraker
чувство собственного отстоинства
- Доктор Хёугли? Это Дагмар Свенссен…
- А, Даг, точно! Как дела, как голова? – Весело спросил доктор Хёугли.
- Да так, с переменным успехом, но проблемы не у меня, тут мальчик ногу сломал.
- Мальчик? – Удивлённо спросил мужчина.
- Да. Не спрашивайте ничего, просто приезжайте в дом Бернта.
- В дом Бернта? – Ещё удивлённее.
- Я же говорила, чтобы ничего не спрашивали, просто приезжайте. Жду, и поскорее. – Я положила трубку и пошла в гостиную, но не спешила войти в неё. Из комнаты доносились голоса. Наверное, это Мэлис промывает мозги Бернту.
- Она одна, не покидай её никогда. Она не сможет так…
- Не сможет? – Удивлённо спросил Бернт. – Ей же одной всегда, кажется, было лучше.
- Она тоже так думает, но зря. Ты можешь ей помочь, иначе она погибнет. Она сильная, но надолго её силы может не хватить.
- Откуда ты всё это знаешь? – Непонимающе поинтересовался парень.
- Просто знаю. – Ответил мальчик. Я поняла, что нужно выходить из своего укрытия.
- Сейчас придёт доктор Хёугли. Он хороший врач, посмотрит тебя… - Сказала я прямо с порога и заметила, как Мэлис отпускает руку севшего на полу рядом Бернта.
- Врач? – Мэлис вопросительно вскинул брови.
- Ну…Как друид, только не волшебник. – Произнесла я. Мальчик не знает элементарных вещей, его придётся учить всему. Не удивлюсь, если он думает, что земля плоская и держится на слонах и черепахе. Ребёнок ведь даже не в курсе, что всю эту конструкцию удерживает скотч…
- Друид и не волшебник? Как это?
- Увидишь. Ты всему научишься, потому что теперь это твой дом.
Бернт собирался заикнуться, и я сразу же перебила его, вдаваясь в объяснения.
- В смысле, не этот дом, а город. Мы найдём тебе место, где ты будешь жить, обещаю.
- А я когда-нибудь увижу Ирландию? – Спросил Мэлис с надеждой.
- Когда вырастешь и если захочешь, можешь даже уехать туда жить. Там красиво, думаю, тебе понравится.
- Будет хорошо… - С улыбкой произнёс мальчик и прикрыл глаза.
- Хочешь чай?
- Хочу. – Открыв один глаз, хитро произнёс мальчик.
- Хорошо. – Он знает, что такое чай, уже хорошо. – Пойду, сделаю. – Я ретировалась из комнаты на кухню, поскольку взгляд Бернта не давал мне покоя.
Я подошла к чайнику, щёлкнула кнопкой и взяла с раковины небольшую чашку. За спиной я услышала шаги.
- Может быть, ты расскажешь мне, что здесь творится? – Гулко разнёсся голос Бернта по маленькой кухне.
- Долго рассказывать.
- Я слушаю. – Не унимался парень.
Я развернулась к нему и неожиданно для себя взглянула ему в глаза. В животе неприятно заурчало.
- Извини меня за мой эгоизм. – Выпалила я на одной ноте. Бернт, сложив руки на груди, прислонился плечом к косяку, прищурился, словно не веря мне, и улыбнулся уголком губ.
- Что-что? – Переспросил он, как будто не расслышал.
- Только не издевайся, а? Ты всё прекрасно слышал… - Тихо закончила я и, насупившись, опустила взгляд на свои ботинки. Бернт, почти неслышно подошёл ко мне и обнял своими ручищами. Я не двигалась, прислонившись лбом к его ключице, он же опёрся подбородком о мою макушку. Чувствовала я себя немного легче благодаря тому, что наша ссора исчерпала себя, но также было и ощущение, будто по мне проехался бульдозер. Я наступила на свою гордость, я извинилась… Слишком новое, слишком непонятное, даже неприятное, мне казалось, что я ниже Бернта теперь не только в физическом плане, но и моральном. У меня было только два варианта, либо Мэлис научился влиять на меня на расстоянии, либо я – слабохарактерная идиотка. Я, резко дёрнувшись вперёд, сцепила руки в замок за спиной Бернта и тихо шмыгнула носом, сильно вжавшись им в грудь. Я ныла второй раз за день. Со мной творилось что-то кошмарное. Прежде я никогда не плакала, что же происходит сейчас, чёрт подери?! Я очень злилась на себя, очень. Бернт расцепил руки и положил ладони мне на плечи, чуть отстранившись. Он смотрел мне в лицо, я старалась смотреть на вскипевший чайник, пряча красные глаза.
- Плакса. – Тепло сказал Бернт, на что я только покивала головой, приподняв брови и сжав крепко губы, мол, да, вот так вот всё и есть.
- Тебе идёт причёска. – Добродушно отметил Бернт, взъерошив мне непослушные волосы на макушке.
- Ага, спасибо. – Кивнула я. Бернт похлопал меня по плечу.
- Он не знает, какой сейчас год, где он находится, и что в этом мире вообще происходит… Старая ведьма держала его в лесу, чтобы убить потом… У него были длиннющие волосы, я их просто обрубила…
- Что с твоим лицом случилось? Оно всё в крови. – Бернт внимательно вгляделся в ранки, оставленные колючками.
- Ничего страшного.
- Тебе что-то чуть глаз не выкололо, - Бернт аккуратно дотронулся указательным пальцем ранки, находившейся рядом с внутренним уголком глаза, - это, по-твоему, ничего страшного?
- Не отчитывай меня, я бы даже если ослепла, но вытащила бы мальчика оттуда.
- Откуда? – Не понимал Бернт.
- Из башни. – На полном серьёзе произнесла я, когда до нас донёсся стук в дверь.
- Доктор Хёугли…
- Я открою, а ты умойся. – Практически приказал мне Бернт, а сам вышел в коридор. Я, последовав за ним, заглянула в гостиную, посмотреть, как там Мэлис. Он словно ждал, что я загляну к нему, поскольку стоило мне только просунуть голову в комнату, как я встретилась с мальчиком взглядом. Мэлис весело улыбался.
- Теперь у тебя всё хорошо? – С детской наивностью в голосе спросил он.
- Да… Спасибо. – Тихо сказала я и вернулась на кухню, чтобы умыться. И вовсе не потому, что так мне сказал Бернт! Не хватало его ещё слушать всё время…

URL
   

Печатная машинка

главная